?

Log in

No account? Create an account
На пороге
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in Андрей Бударов's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Monday, February 12th, 2018
7:29 am
Thursday, February 8th, 2018
9:24 am
Интересная всё же ситуёвина
Вологодский областной суд принял решение об освобождении из колонии «Полярная Сова» 63-летнего Анвара Масалимова, которого приговорили к расстрелу

В Вологде решили отпустить совершившего преступление в Томске казанского кавказца, который отбывал наказание в Тюменской области (Ямало-Ненецкий автономный округ) и теперь собирается поселиться в Москве.
Перекрестили страну.


АПД
При детальном изучении выясняется, что сенсацию запустил "Московский комсомолец" - со всеми вытекающими. К примеру, освобождение убийцы состоялось ещё в полтора года назад, в 2016-м.

Опровержение ФСИН тоже странное:
Да, мы его освободили, но вы всё неправильно поняли! Он действительно убийца и в самом деле был приговорён к расстрелу. Это поначалу. Потом приговор, само собой, был заменён на пожизненное. Но это ж когда было! Что вы вспоминаете те древние времена? С тех пор ему статью изменили, и поэтому - несчитово! К тому же это обычный случай, мы о таком даже не считаем нужным говорить.

Так что фактов, когда преступники, обоснованно приговорённые к смертной казни, в итоге вышли на свободу, уже, видимо, имеется в количестве. Поздно пить боржоми.
Thursday, February 1st, 2018
9:59 pm
Песенка Ганнибала Лектера
В каждом маленьком ребёнке
Есть лиловая печонка –
Грамм примерно двести-триста,
Может, даже полкило!

В каждой маленькой старушке
Есть четыре добрых кружки
Тёплой крови сахаристой,
Пыщ-пыщ-пыщ и ололо!
Sunday, December 31st, 2017
4:28 pm
Saturday, December 23rd, 2017
9:48 pm
Thursday, December 7th, 2017
9:00 pm
Чарльз Сондерс, "Смерть в Джукуне"
Оригинал: Charles R. Saunders, “Death in Jukun”, 1979
Перевод: А. Бударов


На главной площади города Джукун сидел под огромным зонтом барабанщик Нкере, перед которым развернулся впечатляющий ряд инструментов. Чуткие уши принимали вести от барабанщиков южных ворот. Поняв значение дроби, которую отбивали его сотоварищи, Нкере принялся выстукивать то же самое сообщение для жителей внутреннего города. Мозолистые чёрные руки с безошибочной точностью взлетали над натянутыми кожами пяти барабанов, извлекая звуки, похожие на гортанную человеческую речь.
«В южные ворота вошёл чужак, — предостерегал Нкере. — Откуда — неизвестно… зачем в Джукуне — неизвестно… опасен…»
Нкере засомневался в последней части сообщения. Обязанность барабанщика — оглашать факты, а не суждения. Однако если у южных ворот в чужаке распознали скрытую угрозу…
«Опасен…» — повторили руки барабанщика.
Широкая тень заслонила солнечный свет в лавке Окоруна Эссиена. Глава Гбоны, союза кузнецов Джукуна, недовольно отвёл взгляд от горна. Совсем недавно он уладил ссору между одним из кузнецов и покупателем, который чувствовал себя обманутым. И если снова явился тот или другой, придётся…
Но первый же взгляд на гостя в дверях сказал Окоруну, что это не вернувшийся спорщик, а человек, которого он раньше в городе не видел. По джукунским меркам Окорун считался крупным мужчиной. И всё-таки незнакомец был выше его почти на целую голову. Кузнец обладал щедрым сложением, и под кожаным фартуком громоздились буйволиные мышцы, в то время как мускулатура гостя была текучей, как у гигантской кошки. Набедренная повязка из сыромятной кожи и видавший виды нагрудный кожаный доспех не скрывали зримую мощь его тела.
По лицу видно, отметил Окорун, что возраст мужчины пока не достиг тридцати дождей. Но прищуренные обсидиановые глаза как будто принадлежали более старому человеку. Цвет кожи — густо-коричневый. Многие в Джукуне были потемнее, хотя имелись и более светлые. Но что-то в чертах лица указывало на происхождение незнакомца из народов далёких стран, а не с Западного побережья.
— Ты кто? — резко спросил Окорун, скрывая за грубостью своё замешательство, вызванное пристальным взглядом чужака.
— Имаро, — ответил великан. — Имаро дан-Илиассай.Read more...Collapse )
Friday, December 1st, 2017
12:00 am
Wednesday, November 29th, 2017
10:56 pm
Стесняюсь спросить
Я опять в какую-то историю попал?
Наплыв просмотров от грелочников.

А так как мне снова никто не спешит ответить, просто напомню себе, что для самосовершенствования необходимо постоянно вести работу над собой, а потому философ Диоген настаивал себя в бочке, как коньяк, чтобы достичь надлежащей крепости и аромата.
Sunday, November 26th, 2017
1:32 pm
День матери
Чтобы этот праздник приобрёл всенародный размах и неизбывную популярность, 26 ноября следовало назвать День такой-то матери.
Saturday, November 25th, 2017
5:00 am
Спецпост

Для тех, кто придерживается ЖЖ.
Saturday, November 18th, 2017
10:38 am
Российские сериалы
В Вики гениальное описание, конечно.

...В городе Фрося влюбляется в Сашу, но тот погибает. Максим уезжает. Фрося рожает сына. Саша жив. Он и Фрося вместе. Вскоре они расстаются. Саша погибает в горячих точках. Фросю находит Владимир Немов. Он был другом Саши. Они вместе. Между ними встаёт вернувшийся Максим и таинственный Шаман. Шаман заколдовывает Фросю и похищает её. Володя ищет её. Фрося думает, что она Анастасия Полянская. У неё есть муж Марат Ларин. Ася-Фрося ему изменяет с Володей. Она не может себя вспомнить. Рядом с ними всё время Глеб Шуваев. Выясняется, что Глеб и Шаман — это один человек. Шаман умирает. Фрося всё вспоминает и уходит в тайгу. Она рожает сына. Володя находит её. Все счастливы.

Особенно мне понравилось "погибает в горячих точках" (вот разбросало-то парня!) и "между ними встаёт вернувшийся Максим" (без комментариев). Ну, и ещё то, что Ефросинья уходит в тайгу рожать сына, после чего все счастливы.
Thursday, November 16th, 2017
11:55 pm
Светский раут в литературной Вологде


Рука судьбы внезапным своим движением отправила меня на вечер чествования вологодской литературной дамы. О, это неизбывное очарование провинциальной богемы! О, эта прелесть насмерть затверженных импровизаций и бездарных экспромптов!

Меня предупредили о беспардонности и буйном нраве Магдалины Ланитиной, героини вечера. Чтобы хоть немного поберечься от сокрушительного гнева писательницы, успел в спешке ознакомиться с её сочинениями. Надо сказать, впечатления смешанные, ведь у Ланитиной небезынтересная проза и отвратительные стихи.

Докладчики деликатно обходили художественные особенности её произведений и больше говорили о её общественной и воспитательной деятельности, а также о том, какие чувства возникают у них при чтении. Чувства, естественно, комплиментарны по отношению к авторессе.

Впрочем, пришедшая с иняза преподавательница Пантерова (по совместительству начинающая писательница) неожиданно стала простуженно-трубным голосом вещать о диалогичном характере творчества бенефициантки. Попытки найти в стихах Ланитиной хоть сколь-нибудь продолжительные монологи звучали беспомощно, так что утверждение о том, что у Ланитиной всегда установка на общение, на полифонию, можно считать доказанным. Удивительнее всего в этом то, что острая исследовательская мысль направлена на явно нецелеобразный объект, и потому научная ценность анализа практически ничтожна. Вот прозе Ланитиной можно уделить время.

Запомнилось выступление рыжебородого рокера с банданой на голове и акустической гитарой в руках. Как замечательно у него получилось играть мимо струн и мимо нот под немелодичное пение! Исполнял он свои песни на свои стихи, срифмованные по принципу "главное, чтобы хоть одна буква совпала". Потом по его инициативе героиня вечера прочитала своё стихотворение под его импровизированный аккомпанемент, и в процессе они с авторессой разошлись в настолько разных направлениях, что музыкальную программу тут же пришлось свернуть. "Это блюз! это у вас блюз получился!" - пытался гитарист сделать хорошую мину при плохой игре, но ему никто не поверил.

Выступала женщина, которая заявила, что именно для неё пишут все писатели, и поэтому она гордится своим гордым званием читательницы. Прежде всего она разорвала распечатки собственной речи, чтобы было, так сказать, "без бумажки", и пообещала говорить от души. Из-за надуманных ситуаций в её повествовании и очевидно-фиктивного хода мысли вскоре стало ясно, что всё это лишь актёрская игра, причём неубедительная, а значит, эффектный жест был отрепетирован дома перед зеркалом, речь выучена наизусть - и рви не рви, суть дела не меняется. Искусственная подача лишила веса все слова о чувствах.

Чего не скажешь ещё об одной ораторше. Рыжая сорокалетняя баба со стильной причёской поведала о тех эмоциях, которые её обуревают. Она скакала с темы на тему, и потому общий смысл её речи улавливался слабо. Говорила выступающая о том, что пока не познакомилась с писателями, она не была знакома ни с одним них, и зачитывала какие-то цитаты, которые ничего не объясняли. Яркий поток слов просто захлёстывал слушателей с головой. В этом, видимо, и состоял замысел. Но выступающая честно предупредила в начале, что анализировать не умеет, и это полностью снимает с неё какую-либо ответственность. В конце концов она подарила Ланитиной мешок неизвестно с чем и туманно объяснила - зачем.

Последним выступал муж героини торжества, который предпочитает скрываться под псевдонмом Тимталеров. Литературный критик без мефистофелевской бородки, но с дьявольским блеском в глазах и каркающим простуженным голосом. Он признал, что услышал в ходе всего вечера множество поразительных вещей, но примеров при этом, к сожалению, не привёл. Далее Тимталеров сравнил свою жену с Набоковым и нашёл, что она нисколько не уступает своему именитому предшественнику. И, возможно, тоже однажды напишет какую-нибудь "Лолиту", которая заставит всех-всех-всех обратить внимание на творчество Магдалины Ланитиной, благодаря чему все её предыдущие книги будут переизданы, а сама она войдёт в Пантеон...

На этом Ланитина его прервала, пока он не начал строить Нью-Васюки не сходя с места. Сама она, как оказалось, на удивление вменяемая тётка. Если бы ещё не публиковала свои дурные стихи, то вообще можно было бы порадоваться. Немного взбалмошная, конечно, но реальных рычагов влияния у Ланитиной, очевидно, нет, так что чествователи, в общем-то, действовали по своему разумению, не особенно обращая на неё внимание.

Нет смысла рассказывать обо всех выступающих. Тем более, что Ланитина высоко ценит каждое слово о себе, а потому на вечере велась видеозапись и, кроме того, обещана стенограмма, ознакомить с которой всех желающих писательница уж найдёт способ. А мои записи вряд ли могут отразить всю сумбурность мероприятия, отражающую живое, безудержное течение жизни литературной Вологды.
Monday, November 13th, 2017
11:45 pm
Говард, мистика-хоррор



Сказывают, вышел наконец этот сборник.
Два рассказа там перевёл я. Один большой и один маленький.
Это был интересный и поучительный опыт.


АПД
Обзор книги:

Большинство произведений в жанре ужасов — самых важных, самых замечательных — конечно, уже вышло в сборнике «Безымянные культы». Но в области «тёмной» литературы техасский писатель был постоянно, это заметно практически в любом его тексте (за исключением явно юмористических и иронических произведений и даже целых циклов — о Брекенридже Элкинсе и Стиве Костигане, например). Во всяком случае, даже тот самый пресловутый Конан то и дело встречается со всякими кошмарами былых эпох, вдруг вылезшими из тёмных нор. Есть, однако, в наследии техасца и более явные, заметные ужасы и триллеры.
Из них и был составлен сборник «Боги Бал-Сагота», логичное продолжение первой книги.
Костяком томика стали триллеры и детективы, которым, в отличие от более стандартных хоррор-историй Говарда, всегда как-то уделялось меньше внимания. Тем не менее, и тут есть свои жемчужины, заслуживающие большей популярности, чем сейчас. Но начнём по порядку.
Friday, November 10th, 2017
9:16 pm
Оговорки и заговорки
Вчера Ивану Сергеевичу Тургеневу исполнилось бы сто девяносто девять лет...

... в рамках поддержки пенсионного населения было закуплено пять пенсионеров.

...вспомнилась читата из Набокова...

... на ней были золотые устрашения...

... в рагу не пожелаешь...



Приветик, Андрей. Ты прикольный. Познакомимся?
Мне 27, веселая, ухоженная, позитивная ;) Мне кажется получится приятное знакомство ;)

И следом сообщение равнодушного Скайпа: Этого человека нет...
Thursday, November 2nd, 2017
7:39 am
Tuesday, October 31st, 2017
12:13 am
Аккурат для 31 октября
Есть традиционная сцена в кино, когда человек, который решился на убийство, долго-долго-обстоятельно рассказывает намеченной жертве о мотивах своего поступка. Без разницы, кто из них протагонист, а кто антагонист. Может быть и так, и этак, а потом ещё поменяются местами. В общем, начинает персонаж разливаться соловьём, и тут его планы нарушаются: жертва ускользает / выбивает оружие из его рук / сама дотягивается до оружия / на помощь жертве приходит другой человек или стихийное явление. Вариантов масса, и не важно, кто идёт на убийство: добропорядочный человек (во имя высшей справедливости) или же закоренелый преступник (для которого это рутина). Суть в том, что убить сразу, а уже потом рассказывать о причинах этого акта он не может. Он бы легко так сделал, но не может. Жертва должна знать, за что умирает. Почему?
Я вдруг понял, что это не просто требование нарратива. На самом деле когда-то в прошлом должен был существовать такой ритуал. Наверняка. В смысле, в жизни. Жертва должна знать, за что умирает. Чтобы сразу всё осознать и отправиться в ад. А ежели не расскажут, по какой причине убивают - убитый станет призраком. Который будет преследовать убийцу и его потомков во веки веков. Кому это надо?
Monday, October 30th, 2017
8:56 pm
Рваная Грелка
Конкурс в таком виде, в какой его привёл Дивов, конечно, не нужен. Но попробовать взять Рваную Грелку на излом, видимо, стоило. Если сломается, значит, она себя уже изжила. Если выдержит, то докажет свою необходимость.

Зафиксирую для истории. Олег Дивов предложил совместить конкурс с отбором текста для газеты "Совершенно секретно". Мол, почувствуй себя профессионалом, представь, что газета сделала тебе заказ. Посулил крупный гонорар. Проблема в том, что от профи-то всего лишь требуется написать такой текст, который нужен редактору. А грелочник оказался в ситуации, когда надобно создать рассказ, заточенный под запросы редактора одного конкретного издания и при этом способный пройти сито отбора других грелочников, чтобы попасть во второй тур, где рассказ, собственно, и увидит оный редактор. А это предполагает во многом разные подходы при написании. Которые надо совместить. Иначе двойной фильтр не преодолеть. Вкусы совокупности грелочников с пристрастиями Дивова не совпадают. Причём нужно ещё учитывать то обстоятельство, что оба фильтра сможет преодолеть, как предполагается, только один рассказ. Авторы остальных окажутся не у дел, им предлагается примерить себя роль профи, которого кинули. Куда-либо пристроить своё сочинение будет непростой задачей. Во-первых, тема крайне узкая и банальная, а во-вторых, текст окажется уже засвечен в Сети.

В итоге среди двенадцати текстов финала есть ровно две удачных новеллы, которые и при всех (на данный момент) недоработках - замечательны. А также присутствует один грамотный эксплотейшн, который тоже не пропадёт. Много это или мало? Это то, что есть. Возможно, из первого тура не вышли ещё более достойные рассказы - кто теперь скажет? Но если пропорция хороших/дрянных текстов в финале обычная, то годных произведений было бы в четыре раза больше. Искать их по группам, естественно, нет смысла. А они могли быть в финале и могли претендовать на победу, ведь голосование в финале изрядно отличается от голосования в первом туре. Соответственно, и у редактора газеты выбор не особо репрезентативный.

А самая-то существенная проблема в том, что Грелка всегда проводилась ради фана участников. Но в этом заходе даже в теме обсуждений финальных текстов - мерзость запустения, разогнать которую не удаётся никому. Такое ощущение, что все конкурсанты скорчились в позе эмбриона и ждут, когда же это всё закончится.
Thursday, October 5th, 2017
5:28 pm
Кадзуо Исигуро, значит.
Неужели и теперь будут недовольные выбором, которые сделал Нобелевский комитет?
Saturday, September 30th, 2017
11:00 pm
В связи с праздником -
о нелёгкой жизни переводчика:

Saturday, September 23rd, 2017
8:41 pm
Вегнер, "Сказания Меекханского Пограничья"
Роберт Вегнер, Сказания Меекханского Пограничья. Север — Юг. — М.: АСТ, 2016. — (Серия: Легендарные фантастические сериалы).
Роберт Вегнер, Сказания Меекханского Пограничья. Восток — Запад. — М.: АСТ, 2016. — (Серия: Легендарные фантастические сериалы).
Роберт Вегнер, Сказания Меекханского Пограничья. Небо цвета стали. — М.: АСТ, 2017. — (Серия: Легендарные фантастические сериалы).


Очень толковое повествование о борьбе с демонами и всяческими нехорошими сущностями на бескрайних просторах некоей Меекханской империи. Подкупает добротно прописанная историческая подоснова. Действие протекает не в пустоте, а на фундаменте тщательно продуманного прошлого. Персонажи не настолько круты, чтобы числить их суперменами, но достаточно ловки, чтобы хотелось поставить себя на их место.
Перед читателем разворачивается жизнь на окраинах Меекханской империи. На севере действует отряд Горной Стражи, на востоке – один из вольных чаарданов (что-то вроде казачьей сотни?), на юге в центре внимания воин-индивидуал древнего непокорённого племени, на западе – ловкий вор из приморского города.
Вереница коротких повестей (или длинных рассказов) складывается в общую историю. Внутри каждого раздела через отдельные произведения прослеживается определённый сюжет… Хотя нет, в разделах «Север» и «Юг», есть по одной вещице, которая слабо подвязана к остальным. В разделе «Восток» сквозной сюжет обнаружить не удалось, и литературный уровень в этом месте проседает. Дальше, в «Западе», цельность лишь ненамногим выше. Но как бы то ни было, отдельные сюжетные линии мало-помалу начинают объединяться, и в третьем томе, который заполнен не набором повестей, а уже романом, встречаются и взаимодействуют персонажи разных регионов.
Надо сказать, фокальные персонажи разные – по идее, каждый читатель найдёт себе кого-либо по вкусу. Хотел бы сказать, что мне понравились все, но это не так, восточные и западные герои почему-то показались малоинтересными. Как личности. Событийная-то составляющая всё равно увлекает.
По мере того, как всё больше поступает сведений об описываемом мире, начинают возникать сомнения в его существовании. Меекханская империя чересчур умозрительна, она обрисована как некий вряд ли реализуемый идеал. Всё чётко упорядочено, через всякую-то реку переброшен мост, вдоль границы на равных расстояниях возведены города и укреплённые пункты, каждая дорога пряма, как стрела, имеет ширину ровно в семь метров и выложена одинаковыми плитами. Картина больше сказочная, чем достоверная.
Но на уровне отдельных сцен, на уровне эпизодов, на уровне общей интриги автор хорош. Он умеет создать напряжённое и занимательное действие.
Я был бы не я, если бы не упомянул карту. В том виде, в каком карта представлена в каждом из трёх томов, она не нужна. Чересчур крупный масштаб. Как-то бессмысленно, например, по контурной карте России следить за действиями героев, которые мечутся между деревнями Прионежья.

Теперь к основной проблеме.
Владение словом.
Естественно, об оригинале и речи быть не может, только о русской версии.
Уже не первый перевод Сергея Легезы читаю, и до меня, наконец, дошло. Просто-напросто у него русский язык – неродной. Вот почему Легеза так странно его использует! Если на занятие Легезы смотреть под этим углом, то это очень-очень классная работа. Почти подвиг. Даже радует, что шероховатости встречаются редко. С учётом обстоятельств могло быть существенно больше.
«Остановились на линии деревьев», «перелетели над баррикадами», «этого оказалось слишком – атакующие сломались», «стоя над берегом озера», «не горбься», «большинство воды» и «большинство имущества». Постоянно «остриё» в значении «лезвие», «клинок» (напр., «раздался скрежет выхватываемого острия», «топор с двумя остриями» и пр.), «какую-нибудь далёкую родственницу» (вместо «дальнюю»). Склонность к громоздким конструкциям, тяжеловесным причастиям, отглагольным существительным: «охотней всего они видели бы тебя лишённым звания, низведённым до простого стражника и высланным в самую холодную дыру», «он не отреагировал, занятый успокаиванием коня», «человеческая душа яростно сопротивляется, прежде чем оказаться поглощённой».
Кто-нибудь мог бы сказать, что редактор Наталия Витько в глаза не видела текст, но я уверен, что она добросовестно подходит к работе. Просто для неё русский тоже не родной. Ну, так уж совпало. Это ведь вообще замечательно: люди настолько любят русское слово, что не только постарались выучить язык, но и участвуют в российском книгоиздании, дарят читателям возможность приобщиться к достижениям мировой литературы.

Продолжаем. «Хорошо вышколенные стражники могли опуститься на дно пропасти в несколько сот фунтов глубиной меньше чем за десяток минут». Что такое «вышколить»? Заставить соблюдать строгие правила, этикет, приучить к выполнению определённых норм поведения. Здесь разве эта ситуация? Стражники хорошо обучены, у них прекрасная выучка, они наторелые, опытные, натренированные, но – никак не вышколенные. Дело осложняется вкравшейся сюда путаницей с фунтами и футами – но это, полагаю, на совести корректора. Правда, она с этим перформансом опоздала лет на двадцать пять как минимум.Read more...Collapse )

Что в итоге? «Сказания Меекханского Пограничья» – достойный цикл, я бы с удовольствием прочёл дальнейшие тома, чтобы узнать, чем дело кончится. Польская фэнтези не Сапковским единым жива. Переводов Легезы больше видеть не желаю.
[ << Previous 20 ]
На дороге   About LiveJournal.com