Андрей Бударов (v_r_a_n) wrote,
Андрей Бударов
v_r_a_n

Categories:

Ведьмачьи легенды (окончание)

Обложка польского издания:   


Ведьмачьи легенды: [сб. фант. р-зов]. – М.: Эксмо, 2014. – 480 с.

Я, быть может, излишне размахнулся с отзывом на эту антологию, но вроде бы не так уж и много слов выделяю на каждое произведение, иной бы разобрал их куда как подробнее.

Ну что ж, продолжим. Вторая половина сборника выдалась более интересной.



Андрей Белянин, "Мы всегда в ответе за тех, кого…"

Ведьмак Геральд вместе с чародейкой Йенифер (т.е. не Геральт с Йеннифэр!) живут в современной Польше. От прежней практики они отошли – пенсионерят, по сути. И вот ведьмак идёт выносить мусор, «а это страшно, поверьте». По пути он уничтожает мерзких чудовищ и рассуждает на геополитические темы. Отчего-то с пророссийских позиций, практически.

Если на уровне идеи это и может вызвать интерес, то воплощение…

– Пся крев! – на автомате выругался Геральд, сняв тапку и отвешивая гнусу две тяжёлых пощёчины. – Пшёл вон в свой смрадный люк, грязная тварь! Нападаешь на слабых? Не так ли стояли советские войска, когда немцы уничтожали Варшавское сопротивление?! А теперь на тебе! На тебе, на! А теперь вспомним, как армия генерала Конева вышла к Кракову, разбивая немцев в хлам, в пыль, в грязь! Получил?! Холера ясна!..

Как это расценивать – неясно, потому что… Ну ведь убожество же.

В общем, ниже всякой критики. Единственное, что хорошо – то, что сия юморэска короткая.



Владимир Аренев, "Весёлый, простодушный, бессердечный"

Повесть про то, как ведьмак Стефан по прозвищу Журавль помогал пиратам в опасном и таинственном путешествии на край света. Содействовал в борьбе против жуткого чудовища.

Симпатичный кроссовер по «Острову сокровищ», «Питеру Пэну», «Повелителю мух» в мире сапковских ведьмаков, с привлечением «Моби Дика» и, пожалуй, «Пиратов Карибского моря». А, ну, ещё какой-то сюжет с тенями, но не «Чудесная история Петера Шлемиля», а другое произведение. Возможно, есть что-то ещё – пусть каждый читатель сам ведёт увлекательную игру по поиску первоисточников.

Беда в том, что повесть излишне затянута, и при всей остросюжетности в ней сквозит скука. Композиция ближе к кумулятивной, с равномерными подъёмами и спадами событийного ряда, с регулярными переключениями point of view, с появлением всё новых и новых действующих лиц. В результате номинальный главный герой, Журавль, теряется среди других, становится таким же второстепенным персонажем, как и все остальные. Сопереживать некому. Ассоциировать цели не с кем. Повесть без героя. Если это сделано ради демонстрации писательской техники, то демонстрация удалась, а вот произведение пострадало. В утешение автору скажу, что на таком малом пространстве никому бы не хватило таланта на то, чтобы ярко и выпукло прописать каждого персонажа при столь огромном их количестве.

Стиль достойный. А, одно замечание. Кое-где странная расстановка точек над «ё»: «новорожденный» и «пещёра».

В общем, высший балл не поставишь, но читать можно.


Александр Золотько, "Оккупанты"

Рассказ о советской военной базе, расположенной в Польской Народной Республике рядом с аномальной зоной, где водятся драконы и прочая нечисть. Рассказчик - простой обычный человек, вспоминающий в наши дни свою тогдашнюю службу в армии. Вероятно, та польская пора - самая необычная в его жизни.

Рассказ направлен адресно полякам, это диалог с ними. Да, роли давно расписаны, реплики человека с нашей стороны, из народов СССР, и реплики гордых поляков заранее известны. В споре, как верно заметил кто-то из классиков, истина не рождается. Рождаются только обиды и раздоры.

В какой-то момент понимаешь, что в диалоге участвует не две стороны. Прошло тридцать лет с тех пор, и Польша теперь - другая страна. В ней живут другие люди. И те обвинения, которые бросали поляки три десятилетия назад советским солдатам, могут быть обращены и к современным полякам. Что-то случилось с Польшей? Или двойные стандарты рулят?

Это лишь одна из тем, поднятых в рассказе.

Потусторонние существа, обитающие в аномальной зоне, тоже пытаются вести вести диалог. Другой. Но не менее острый. Эти существа стараются установить контакт со всеми возможными сторонами, обещать что угодно, лишь бы добиться своих целей. И не так уж стремятся выполнять обещания. Чем не поведение любой небольшой страны, особенно если она находится в буферной зоне между сверхдержавами? Впрочем, в условиях современной глобализации в такой зоне находится каждая маленькая страна. И если она старается навредить соседям - это не обязательно из-за ненависти. Все хотят жить, и когда ради своего выживания ты должен притеснять другого - что ж, тем хуже ему.

Мощная философская составляющая идеально вплетена в сюжет. А он в целом следующий: пятеро советских солдат оказались за пределами своей части, аккурат в аномальной зоне, как раз в то время, когда шли переговоры с участием потусторонних существ, местных борцов с ними и представителями политической власти. Рассказчик, как старший по званию из пятерых солдат, по принуждению был вынужден стать ещё одной стороной в обсуждении - наблюдателем.

К стилю претензий нет - речь от первого лица. Олитературенная, конечно.

В общем, это самый сильное сильное произведение сборника. В другом окружении тоже не затеряется благодаря своей художественной состоятельности.



Сергей Легеза, "Игры всерьёз"

Оксюморонное заглавие сразу должно настраивать на поиски глубины и неоднозначности в тексте.

В принципе, это и происходит. Потому что текст тут… он такой… Диковинный. Заставляет задуматься. Я уж не знаю, это творческая манера автора или особенности речи повествователя, но стиль… э-э-э… как бы тут выразиться? Непрозрачный тут стиль. То и дело прерываешь чтение и пытаешься осмыслить.

Ну вот, допустим, из середины:

Позже они разве что удивлялись, что учуяли тогда вообще хоть что-то; и прикидывали, что не будь с ними Ангуса эп Эрдилла, всё, наверное, сложилось бы по-другому.
(очень уж косноязычная фраза, разве нет?)

Голос второго был – как на слух – изрядно старше голоса первого.
(имеется в виду, что у двух этих голосов соотношение возрастов по цвету, вкусу, запаху могло оказаться иным?)

Прямо же и чуть вниз уводили волглые стены с бородами седого мха – даже странно, сколько и откуда такое взялось.
(сколько такое взялось? это по-каковски?)

Коридор заканчивался кованой дверкой в три четверти человеческого роста, накрепко, как на глаз, впаянную в каменные глыбы стены.
(как на глаз?)

Ангус эп Эрдилл уже сидел у той двери: нагнувшись, вёл руками, не приближая их слишком близко.
(а мог приблизить близко?)

Это только с двух страничек, 452 и 453. Но примерно в этом же духе – всю дорогу. Плюс постоянное употребление "такое", "такие" в значении "это", "эти". Плюс "пещёра" – почему-то с буквой "ё" (украинизм?).
А ведь именно Легеза перевёл новый роман Сапковского о ведьмаке Геральте – "Сезон бурь". Книга скоро выйдет, и я хотел её приобрести, но теперь всерьёз призадумался – а надо ли спешить? Или придётся ждать переперевода, как жду "Lux perpetua" и "Змею"?

Сюжет тоже хитрозапутанный. Команда по борьбе с киберпреступностью отправилась в виртуальный мир под названием Сапковия, основанный понятно на чём. Задача — найти некий артефакт второго порядка (т.е. предмет, созданный внутри виртуального мира, а не прописанный программистами). После некоторых перипетий спецагенты достигают цели, а там... А там спойлеры.

Короче, завершается всё крайне нелогично. Может, я чего-то не понимаю... Возле артефакта второго порядка их поджидает заказчик спецоперации собственной персоной. Зачем он отправлял их на поиски, если прекрасно справился без них...
Конец спойлеров.

По манере изложения напомнило раннего Лазарчука.

В общем, читать можно, но сложно.



Итого.
Удручающе неровный состав участников, по художественному уровню произведения сильно различны, но антология, безусловно, достойна внимания и прочтения.
Tags: Литературная критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments