Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Каркаю

Стихотворные загадки дореволюционных русских писателей XX века

Русская литературная загадка зародилась в середине XVIII века как салонная забава интеллектуалов. За сто лет своего развития она превратилась в жанр детской литературы. С начала XX века сочинение стихотворных загадок – всё более массовое явление. И, наконец, в советское время такие авторы, как Чуковский, Маршак, Благинина, Заходер и другие создали тот канон стихотворных загадок, который всем нам прекрасно знаком.

А у нас на рассмотрении загадки дореволюционных писателей XX века. Это Александр Фёдоров-Давыдов, Поликсена Соловьёва, Клавдия Лукашевич, а также безымянные авторы журнала «Для наших детей».

1.
От богачей я бегаю, у бедных я всегда;
Я благодарности не слышу никогда;
Когда я у тебя, – ты страшно недоволен,
Когда же нет меня – ты болен.

2.
Нехитрая вещь я, притом небольшая,
Без рук и без ног и при этом немая,
Но только попробуй меня напоить,
И с носика брошу я длинную нить…
Та нить бесконечно пройдёт перед взором.
Я буду вести её хитрым узором.
И то, что хотели сказать мы с тобой,
При взгляде на нитку узнает другой.

3.
Тоя черна, то я бела,
То я огромна, то мала.
Весною, летом знать никто меня не хочет,
Зимой все обо мне хлопочут,
И люди деревом тогда
Желудок полный набивают,
Я задыхаюся, сержусь, – беда!
Краснею я порой, и в жар меня бросает.

4.
Я прекрасен, как цветок,
Легче, тоньше, чем пушок,
Я рождаюсь от дыханья,
Весь – полёт, весь – колыханье,
Перламутром озарён,
Исчезаю, словно сон.

5.
Я извиваюсь, как змея,
Но не ужалю я.
Зимой я часто пропадаю,
А летом в зелени мелькаю;
Я в чащу леса заведу,
Но и дорогу вам найду.
Collapse )
Каркаю

Стихотворные загадки русских писателей XIX века. Часть 2

Авторы: анонимы из журнала «Час досуга», Николай Плисский, Илья Деркачёв.

1.
Аршин в вершок я превращаю,
Чему быть розно – разделяю,
Для помощи людей везде тружуся я,
И без меня нельзя производить шитья.

2.
Я из земли происхожу
И сходство с тростником имею,
Расти на юге лишь могу
И ценностью гордиться смею.
А становяся головой,
Я вам приятным становлюся,
То исчезаю под водой,
То на куски для вас делюся.

3.
Хотя меня изображают
Как символ мудрости, меня
Боятся люди, презирают,
В коварстве и злобе виня.
И всё же людям я иным
Бываю, как раба послушна,
Полезна очень, хоть к другим
Нимало не великодушна.

4.
Хоть ума я не имею.
Но выражать могу я много:
Все чувства выразить умею;
Сужу я глупо, мудро, строго,
Иль снисходительно порой.
Меня хоть многие бранят,
Но глупый, умный, трус, герой
Все мною обладать хотят.

5.
Я управляю целым светом
И уважают все меня;
Воспета каждым я поэтом,
Хоть всяк страдал из-за меня.
Я многим счастье доставляю
И многих делаю иными:
Я то злодеев укрощаю,
То делаю из добрых злыми…
Кто мне усердней служит, тот
Страдает больше от меня,
Хоть ничего и не берёт
За службу. Кто ж такая я?
Collapse )
Каркаю

Стихотворные загадки русских писателей XIX века. Часть 1

Авторы: В. М., А. О., М..м..в, Г. Л. (все четверо - из журнала «Благонамеренный»), Дмитрий Княжевич, Борис Фёдоров

1.
Я не скажу, о чём я говорю с тобой;
Но если речь начну, то с целию такой,
Что от тебя же я, читатель, ожидаю
Того, о чём сама сказать тебе желаю.

2.
Хожу на голове, хотя и на ногах;
Хожу я босиком, хотя и в сапогах.

3.
Не можно мной владеть, владея всем на свете:
Я с теми расстаюсь;
Прелестной делаюсь во всяком я предмете,
И в отдалённости кажусь.

4.
Не без труда меня найтить;
Трудней гораздо сохранить.
Все любопытные гоняются за мною;
Но в свет казаться мне запрещено судьбою,
Затем, что я лишь в мир являюсь,
То в тот же миг уничтожаюсь.
Collapse )
Каркаю

Стихотворные загадки русских писателей XVIII века. Часть 2

Сочинители этих загадок: Адриан Дубровский, Николай Осипов, Николай Яновский, Николай Львов, автор, который скрылся за инициалами Г. Б., аноним из журнала «Растущий виноград», аноним из журнала «Вечерняя заря», Пётр Карабанов, Алексей Ржевский.

1.
Не создал тот меня, кто создал всё от века,
Однако бытиём я старше человека.
Я всеми видима, хотя не тело я,
К убогим и царям равна любовь моя.
То наперёд иду, то назади бываю;
От мала в день один велико возрастаю.
Хоть я без глаз, могу бегущих догонять,
Но только никому меня нельзя обнять.

2.
Хоть мала в света вещь, но многое творю;
И языка хоть нет, со всеми говорю.
И пользу я, и вред произвожу народу;
Не узрит без меня и астроном погоду.
Я был начальником великим городам,
И предводителем кровавым всем войнам;
Я дальние страны собой соединяю,
Большими областями один я управляю,
Хвалю героев, все ругаю суеты,
А как меня зовут, изволь подумать ты.

3.
Я сильной тяжестью с природы одарён,
И многими вещьми всегда обремён.
На брюхе, как змея, всю землю обтекаю.
Но ветрам скоростью своей не уступаю.

4.
Ничто меня на свете не прельщает;
Водою я живу, вода меня питает;
И воду я люблю. А дневное светило
Уж оченно-то мне, уж оченно не мило;
Как скоро лишь лучам его я виден стал,
С большою трусостью свой колпачишко снял.
Collapse )
Каркаю

Стихотворные загадки русских писателей XVIII века. Часть 1

Авторы: Александр Сумароков, Аполлос (Андрей Байбаков), Николай Львов, Алексей Ржевский, Михаил Херасков, аноним из журнала «Трудолюбивый муравей», аноним из журнала «Уединенный пошехонец», Пётр Карабанов и автор, который скрылся за инициалами Г. Б.
Слог, конечно, тяжеловесный, но если вчитаться, то всё вполне понятно.

1.
Без грубости коснуться не умею,
А тело самое не грубое имею:
Без пищи невидим, а с ней потребен я,
И преужасен:
Мой вид весьма прекрасен;
Я жру всегда, и вся в том жизнь моя;
Но сколько я ни пожираю,
От алча умираю.

2.
Что больше я верчусь, то больше богатею,
И больше я толстею,
Хотя на привязи в то время я, как пес.
Отечество мне лес.

3.
Между двоих светил живу я в середине,
А яма подо мной в ограде костяной;
И есть ли я горбат, то по такой причине
Приписывают ум, а сок, носимый мной,
Богатые сбирают,
А нищие бросают.

4.
Я, будучи нага, внутри одежду крою.
Меня снедает огнь, но огнь моя душа.
Во время пиршества, ночною я порою
Как солнышко нужна; для всех я хороша:
При мне сидят Цари, дела все отправляют,
Но слёзы жизнь мою горячие кончают.
Collapse )
Каркаю

Энос



Обыкновенный шимпанзе Энос был куплен 3 апреля 1960 года на ферме редких птиц в Майами...
...прошёл обучение для космического полёта в Университете штата Кентукки...
...стартовал в космос на корабле «Меркурий Атлас 5» 29 ноября 1961 года.
Первый успешный орбитальный полёт обезьяны.
По сообщениям наблюдателей, после приводнения Энос был доставлен на спасательный корабль, где он прыгал и бегал от радости по палубе и пожимал руки спасателям.

(из Вики)
Лунное затмение

Брэйн ринг

Просвещаюсь, смотрю старые выпуски.
Первые три сезона (90-91-92 годы) отыскать просто.
1990 - ведёт Ворошилов. В целом похоже на "Что? Где? Когда?", только с двумя командами. Все инциденты правилами предусмотреть не удалось, по спорным случаям решения приходится принимать на ходу. Фальстарты, подсказки из зала - вот это вот всё. Зрелище довольно кондовое, но и сейчас интересное.
1991 - в целом то же самое, только столы более подходящие и ведёт Козлов. Нервно, неуверенно, вспыльчиво, невоздержанно, непрофессионально - но какой же это накал создаёт!
1992 - выстроены нормальные трибуны, декорации, игра уже больше похожа на телепередачу. Козлов ведёт всё так же с постоянными оговорками, ошибками, поддерживает впечатление, что подсуживает некоторым командам - и в то же время по результату оказывается, что нифига, гнобит всех без разбору. Команда Блинова (Друзь, Двинятин, Ганделян и остальные) прёт по сезону как танк, давит каждого, кто попадёт под гусеницы. Двадцать шесть побед из тридцати, кажется, боёв. Собственно, это основной сюжет сезона - команда Блинова против всех. Сколько она выдержит? Бурда и Вассерман в расцвете сил и стараются не упусить шанс, когда он у них появляется. Молодой Дивов косячит (извиняюсь за каламбур), но его команда изрядно треплет нервы Козлову. Драйв бешеный.

Дальше проблемы. Сезон 93-го года - всего несколько выпусков удалось найти. Цельного впечатления нет.

Следующий сезон (съёмки 1994 года, эфиры - начало 1995) разбросаны в инете по частям. Кое-что тут, кое-что там. Всё перепутано, правильную последовательность не вдруг установишь. Команда Юма (Дюба, Виватенко и прочие) десять раз становится чемпионом - то есть, как там называется, обладателем "Золотого Брэйна". Эмоции хлещут через край. Козлов несправедлив, подсуживает любимым командам - ах нет, их тоже курощает по полной. Если смотреть по итогу, то - да, на самом деле побеждает та команда, которая сильнее. Все на нервах. Дюба берёт один вопрос за другим, а в перерывах между ними размахивает руками, разевает рот, лежит на столе, вообще валится на пол. Женщины тем более не выдерживают. Ольга Чигиринская заливается слезами и комкает берет. Ольга Деркач рыдает, её выносят из зала на руках. Кому-то суют под нос нашатырь. С ума сойти.

Вот почему сейчас такой игры нет? Да, знаю, знаю, она по азербайджанскому телевидению идёт - и по-моему, доставляет даже в нынешнем виде. С вопросами беда, повторяются, но это, в принципе, поправимо. Тем более, что Козлов по-прежнему в форме - всё такой же холерический, нервный и несправедливый. Держит игроков и зрителей в постоянном напряжении. Поневоле начинаешь болеть за ту или иную команду. Здорово же! И вопросы интересные. Так почему же с российского телевидения эта игра пропала?
Один

(no subject)

Не секрет, что наблюдения так называются оттого, что они преподносятся на блюде. А раз преподносятся – значит, ещё и поднос задействован.

Всё вызывающее сочувствие не просто сочувствует, а делает это с вызовом!

Для многих это может стать открытием, но на свете есть не только не только туземцы, но и этуземцы, и даже нитуниэтуземцы.

Вслед за повестью «Очарованный странник» Лесков планировал написать продолжение – «Разочарованный странник». Предполагалось, что герой этого произведения будет жить по принципу, провозглашённому ещё князем Святославом: «Иду на увы!»

Шеф-повар одного из неустановленных ресторанов в дополнении к яичнице-глазунье и яичнице-болтунье сочинил рецепт яичницы-молчуньи. Сейчас ведётся работа над созданием яичницы-колдуньи и яичницы-шалуньи.
Один

Оперативник целиком

Меж тем ровно через месяц, 13 сентября, начнутся продажи вот этого издания:



На языке оригинала, разумеется.

В одном томе собраны все произведения Хэммета из цикла про оперативника агентства "Континентал". Правда, за исключением двух романов, но объём книги и без того велик - 940 страниц. А так - все повести и рассказы в наличии. Включая рассказ "Оно" (It), который на английском ни разу не издавался с 1951 года (на русском в моём переводе опубликован в 2014), а также "Смерть и К°" (Death and Company), не появлявшийся в оригинале с 1946 года (на русском вышел в 1996).

Плюс обильные сопроводительные материалы - предисловие и вступительные статьи к каждому разделу, - причём эти материалы уже выложены в свободный доступ. Ещё есть письма Хэммета к редакторам, где он комментирует свои рассказы.

Мне же больше всего интересен черновик незаконченного рассказа "Три дайма" ("Три десятицентовика"?) (Three Dimes). Всё остальное у меня есть. Но покупать книгу ради нескольких страниц текста, конечно, не представляется разумным.
Один

Дэшилл Хэммет. Стихи

Перевод: А. Бударов

.
Да
Оригинал: Dashiell Hammett, "Yes", 1927

Она в любви покорна мне,
Отказов нет наедине.
       С улыбкой: «Да», лукаво: «Да»,
       «Спешить не будем с этим, да?»
Она охотно каждый раз
Даёт согласие тотчас.
       Загвоздка здесь всего одна:
       Её посулам — грош цена.

***

Проклятие в старом духе
Оригинал: Dashiell Hammett, "Curse in the Old Manner", 1927

Чума на тех женщин, что тратят твой пыл
И дарят взаимность, когда ты остыл;
На тех, что зовут тебя чёрствым, когда
Не ценишь ты их запоздалое «да».

***

Любовное
Оригинал: Dashiell Hammett, "Love Poem", 1936

Я близ Лили —
Простофиля.
И без Лили —
Простофиля.
Я стабилен.

***

Прощание с дамой
Оригинал: Dashiell Hammett, "Goodbye to a lady", 1927

Суть всех чернил — грязь, и таким
       Им быть,
Тешат ли взор, словом святым
        Тщатся ль разить.

Святость, потеха — лишь кто-то дурной
       Их предпочтёт
Той бледной серости, что белизной
       Слывёт.

Хватит перу бойко пятнать
       Буквами лист!
Следующий будет сиять,
       Девственно-чист.

***


.