Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Каркаю

Цой

«Кинолето» в заголовке ставить не буду, потому что лето кончилось.
Началась вакханалия.
Шнур со своей группировкой «Ленинград» выпускает клип «Цой» на песню, в тексте которой фамилия лидера группы «Кино» присутствует только для рифмы. И тем не менее, вынесена в заглавие.
Агутин со своей группой «Эсперанто» выпускает клип на песню «Кончится лето», переделанную в фанковом стиле. И по заветам серебренниковского фильма «Лето» к ключевым строчкам в видео прилагаются оформленные на бумаге прихотливые подтверждения или возражения: «на окне стакан», «надежда есть», «лето не кончится»...

Да, сами эти песни обнародованы раньше: трек «Цой» появился на альбоме «Ленинграда», который издан весной, агутинский кавер был подготовлен для летнего рок-фестиваля «Кинопробы», где впервые и прозвучал. Но клипы - это способ расширить аудиторию. И он сработал, меня задело. Во всех смыслах.

С учётом ещё и выхода фильма «Лето» в этот нифига не юбилейный год...
Цой - наше всё?
Каркаю

Кинолето-6



Фильм Кирилла Серебренникова «Лето» повествует о начале творческого пути Виктора Цоя. Точнее, кинолента представляет собой фантазию о том, каким могло быть это начало, если бы проводником в мир музыки для Цоя стал бы Майк Науменко.

В фильме Майк заделывается наставником Цоя едва ли не с первых минут знакомства. Например, даёт советы по улучшению песни («Бездельник», если что). Придумывает название группы – «Гарин и гиперболоиды», и это выглядит донельзя нелогично, потому что перед Майком всего двое – Цой и Лёня-Леонид (Алексей Рыбин, похоже, запретил использовать своё имя в фильме). Третьего участника группы Майк видит существенно позже. Науменко добивается принятия группы Цоя в ленинградский рок-клуб, подыгрывает Цою на первом концерте, своим участием обеспечивая тёплый приём публики, и в конечном итоге подкладывает под Цоя свою жену.

Последнее обставлено как нечто вполне невинное: Наташа Науменко просит у Майка разрешение поцеловать Цоя, Майк оное разрешение даёт… И предоставляет жене для общения с Цоем квартиру и целую ночь. В моём понимании для «просто поцелуя» это избыточно. Хватило бы нескольких минут в гримёрке, допустим.

Говорят, что это фильм о любовном треугольнике между Цоем, Наташей и Майком Науменко. Возможно, и так, но романтические переживания определённо возникают только у Наташи. Майку и Цою никакой треугольник не нужен. Они увлечены музыкой – вот что для них главное. И потому мне нравится та интерпретация, которую озвучил обозреватель Степан на ютуб-канале VIDEODROME. Он сказал, что фильм «Лето» – о Майке Науменко, который больше всего в жизни хочет стать рок-звездой, и вроде бы постепенно идёт к этому, но когда слушает поющего Цоя, понимает, что вот она – настоящая рок-звезда. Стоит Цою запеть, все приходят в восторг (даже у Наташи, жены Майка, сносит крышу). В этот момент Майк Найменко понимает, что ему никогда не добиться подобного успеха, и всё, что он может – лишь помочь в становлении Цоя.

В таком истолковании фильм обретает смысл. Потому что в бытовую, в общем, историю о любовном треугольнике не нужно было бы впутывать ни Цоя, ни Майка, ни всю ленинградскую рок-тусовку начала 1980-х.

Collapse )
Каркаю

(no subject)

82 женщины на красной дорожке Каннского фестиваля символизируют то малое количество фильмов кинорежиссёров-женщин, которые участвовали в конкурсной программе фестиваля за все годы.
Ну, вроде как сексизм-шовинизм. Типа, женщины офигеть как круто режиссируют, но их таланты в Каннах не воспринимаются.
А я вот уверен, никто о поле/гендере режиссёра там раньше и не задумывался. Действовал сугубо объективный подход. И 82 женских кинофильма в противовес 1645 лентам режиссёров-мужчин - это честно.
Разве не так? Согласитесь.

Ну хорошо, кого из женщин-кинорежиссёров вообще можно вспомнить? Лени Рифеншталь, Татьяна Лиознова и... София Коппола? Ну? ну?



АПД
На слуху ещё Кира Муратова, Лиза Холоденко, Агнешка Холланд и Кэтрин Бигелоу.
Аллу Сурикову не добавлю, нет.
Каркаю

Держи карман шире!



Терри Пратчетт. Держи марку! — М.: Э, 2016. — 480 с.


Итак, у нас тут роман про обаятельного мошенника, который поставлен в такие условия, что вынужден трудиться на благо общества.
Лорд Витинари, глава Анк-Морпорка, использует те людские ресурсы, которые у него есть в наличии, и всемерно улучшает с их помощью жизнь своего города. И вот он берёт закоренелого преступника по имени Мокриц фон Липвиг и бросает его на самый опасный участок – на восстановление почтового ведомства.

Читать интересно. Книга увлекательная. И раз я дальше начну ругать перевод на чём свет стоит (так может показаться, хотя я и не буду прикладывать к этому усилий), то мне самому любопытно понять, почему недоработки не влияют на общее впечатление? Главным образом, видимо, потому, что увлекательность основывается не на чарующем стиле, а на хорошо закрученном сюжете. Есть ряд конфликтов, проходящих через всю книгу (главного героя – с карающей рукой закона; – с конкурентом-злодеем; – с возлюбленной; – да с самим собой, в конце-то концов!), есть и локальные конфликты – на одну сцену (например, с конём Борисом во время экспресс-доставки). Мокриц постоянно попадает в безвыходные, кажется, ситуации, и всегда старается найти из них выход. Это тоже весьма привлекает и вызывает симпатию. Герой – герой, который никогда не сдаётся, держит марку, а если оказывается в трудном положении, то повышает ставки – гулять так гулять!
Ну, и третий фактор – это ведь юмористическая фантастика, верно? Чем больше встречается поводов для улыбки, тем качественнее нас смешат – так ведь получается. И переводческо-редакторские ляпы оказываются совершенно в кассу.

Главный прокол официального перевода – это передача имён. Хватает уже одного только Мокрица фон Липвига. Вообще Moist – это сырой, мокрый, влажный (читай: скользкий тип), и никакого отношения к противной и бесхребетной мокрице он, конечно же, не имеет. Я долго думал (и не придумал), что смешного в слове «Липвиг», ведь герой уверяет, что его-то это слово потешает. «Для меня это просто смешное имя», – заявляет он. Собеседница, кстати, отвечает ему: «– Посмотрела б я на тебя, если б тебя звали Дора Гая Ласска».
Ну, по крайней мере смысл её претензий к собственному имени я всё же понял, хоть и не сразу. Только когда попробовал произнести.

Ну, и в целом дела обстоят так, что имена собственные лучше принять как данность. А вообще люди более сведующие заверяют, что фирменный пратчеттовский стиль переводчице (если и хотела) сохранить не удалось.
Тем не менее, язык перевода – достаточно бойкий, связный, вполне себе русский. Это уже немало.
Но нас же волнуют не те места, где язык соответствует норме, а те, где он от нормы оступает, так?
Есть такие.

Описываются ощущения заключёного перед самой казнью: «Значит, это был конец» (стр. 17). – Ну вот с какой стати сделано ударение на «был»? Да это слово вообще нужно отсюда выбрасывать! Подозреваю, курсив взят из оригинала – переводчица просто механически перенесла выделение в русский текст, а редактор прозевала.
Аналогично на стр. 58: «Без Гроша он пропадёт – Грош фактически был самим Почтамтом».

Переводчица рисует сюрреалистические картины, на которых у стариков-почтальонов днища стоят торчком, а сами старики усыхают для одежды (стр. 186), в тексте клубятся повторы, создающие рекурсию («Мокриц заметил моток полосатой чёрно-жёлтой полосатой верёвки» (стр. 189)), или вдруг возникает некое «подавляющее большинство» вселенной (стр. 446).


Герои порой выражаются так, будто русский им не родной:

«Пару слов – и мы все сможем снова заняться своими делами – за исключением некоторых, конечно» (стр. 17). – Кстати, эта фраза палача с её двусмысленностью заставила меня всерьёз призадуматься над тем, какими такими некоторыми делами он не смог бы заняться?

«Что в очередной раз доказывает, что «Гранд Магистраль» – компания о людях и для людей» (стр. 442). – Что верно, то верно. И «Мегафон» – тоже компания о людях. И Билайн. И т.д.

«– Мы будем ехать одни по опасным дорогам, – заметил Мокриц. – Без метлы может и не обойтись» (стр. 435). – Да уж, да уж.

И, наконец, моё самое любимое: «Он нёс это послание сквозь целое Время. Ты думаешь, тебе сейчас тяжело?» (стр. 375)


На всякий случай я заглянул в сетевой фанатский перевод. Не исключено, что он точнее передаёт писательскую манеру Пратчетта, но и корявостей в нём встретилось побольше. Ну так ведь он и не проходил издательскую редактуру.
Короче, официальный перевод читается легче, он более гладкий. Даже при всех своих нелепостях.

Вот. Ну, и чем закончить? Как ни крути, а книга обаятельная, как и её главный герой.



О. Чуть не забыл сказать. Посмотрел также экранизацию, «Опочтарение». Неоднозначные ощущения.
Кое-что из содержания книги в фильм не включили – и это нормально, это правильно. Всё впихнуть не получится. Например, Ангхаммарада, который на обложке книги изображён, выкинули. Кое-что изменили – показали более наглядно или более прямолинейно. И я, в общем, до поры до времени это принимал нормально, но когда дело дошло до свирепого жеребца, до экспресс-доставки... Уууу, как это слабенько в фильме выглядит.
А дальше – пошло-поехало. Перерождение Мокрица из мошенника-остапабендера в добропорядочного, в общем, гражданина, у Пратчетта происходит, по сути, под действием любви. А в фильме Мокрицу крутят назидательные короткометражки о том, что стало с теми, кого он когда-то обманул, и его терзают угрызения совести. Противостояние между почтой и клик-связью показано как-то мелко и мелочно – начиная от мотивов лорда Витинари и заканчивая финальным поединком. Ничего не осталось от манеры Мокрица при плохой игре делать хорошую мину и повышать ставки. В общем, интерпретация центральной сюжетной линии мне не понравилась.
Но есть однозначно удачный ход с рекламной шумихой, которую устроил антагонист (мол, наша сеть клик-связи покроет весь Мир-диск, скоро будет новый тариф: связь по всему Миру-диску, совершайте безлимитные звонки по своему региону, все входящие и исходящие – бесплатно… ну, всё это будет когда-нибудь). В книге я этого не помню.
А! Хороший выбор актёра на главную роль (это Джефф из сериала "Любовь на шестерых"). Кстати, Витинари – это Тайвин Ланнистер, а главный злодей – загримированный Эркюль Пуаро.
Каркаю

Чужих меж нами есть



Пересмотрел на днях четыре фильма про Чужих. Простоватые, в принципе. Вернее – простодушные. Правда одна, и только одна. Глубина-неоднозначность брезжит только в четвёртом фильме.
Забавно, что в первой части мотыляется Фродо Бэггинс, во второй – Кайл Риз, в третьей – Тайвин Ланнистер, в четвёртой – Хеллбой.
Но дело не в этом. В сюжете каждого из этих фильмов есть странности, и я не могу понять, баги это или фичи. Короче, у меня ряд вопросов, но предварительно следует напомнить сами сюжеты.
Будут сплошные спойлеры.

Collapse )

Я понимаю, за прошедшие годы все эти фильмы уже разобраны по косточкам, и ответы всем интересующимся, наверное, известны. Не стесняйтесь, выкладывайте. Или киньте ссыль туда, где даются отгадки.
Каркаю

"Террор" с ошибками

А вообще к переводу "Террора" нареканий нет, всё достойно. Но несколько замечаний для возможных будущих переиздателей оставлю.
В финале обнаружилась пара мест, где происходит явная путаница:

1) "Шаманы объяснили, что все человеческие существа - Настоящие Люди, краснокожие туземцы, живущие далеко к югу от Настоящих Людей и даже бледнолицые люди, появившиеся гораздо позднее, - родились после совокупления Седны-Уинигумауитук-Нулиаюк с собакой".

Ниже на той же странице: "...некогда человеческие существа приручили своих дальних родственников, волков, превратив последних в собак".

То есть люди появились от связи богини с собакой, но собаки при этом появились только после того, как люди приручили волков. В принципе, так и у автора, а может, и в том источнике, откуда он почерпнул эти сведения. В общем, проблема яйца и курицы на эскимосский манер.


2) "...они перезимовали на западном берегу большого острова где-то к северо-западу от Кинг-Уильяма" и т.д.
К северо-востоку, конечно же. (В оригинале northeast). Мне долго пришлось врубаться, зачем это Крозье, перезимовав к западу от своего судна, намеревается двинуться ещё дальше на запад, чтобы попасть на оное судно. Кругосветное путешествие хочет сделать, что ли? Ан нет, описка переводчика.




Есть недочёты по карте местности:

1) В книге неоднократно упоминается Фьюри-бич, а на карте его найти не удаётся.

2) Река, которая в тексте книги обозначается как Большая Рыбная (она же - река Бака (Back's River)), на карте представлена как "Река Бак". Запутать хотели, да?

3) На острове Кинг-Уильям крестиком обозначено некое "место резни" (Massacre site). Думаю, правильнее перевести как "место бойни", поскольку там не резали, а стреляли из мушкетов и дробовиков.

4) на том же острове обозначена "стоянка «Виктория»". В тексте романа, видимо, более правильный вариант - "Виктори-Пойнт", поскольку это мыс.


В общем, чем могу.
Один

Харлан Эллисон, "Человечек? Как интересно!"

Оригинал: Harlan Ellison, “How Interesting: A Tiny Man”, 2010
Перевод: А. Бударов


К данному моменту общее число моих опубликованных книг — что-то около девяноста, и ещё несколько в процессе. Я прожил хорошую жизнь. Достиг скромной известности, провёл двадцать пять лет со Сьюзен. Я Великий Мастер SFWA (Американской ассоциации писателей-фантастов) и один из основателей этой организации; я был первым её вице-президентом. Мне вручили награду «Итон», которая до того присуждалась всего трижды, — очень, очень престижный НФ-приз. Меня это привело в изумление… моё творчество назвали «глубоко интеллектуальным». Плюс к тому, статью обо мне содержит «Энциклопедия Британника». Я прожил действительно хорошую жизнь. Написал более тысячи семисот рассказов и эссе, составил ряд антологий, был удостоен наград, в числе которых «Хьюго», «Небьюла» и «Эдгар».

В рассказе «Человечек? Как интересно!» я представляю личность, ведущую повествование, человеком безгрешным — таким же безгрешным, как создатель атомной бомбы. Это история о предательстве со стороны общества, находящегося в полубессознательном состоянии. Она имеет два финала, и вы можете выбрать тот, который вам больше по душе… или отвергнуть оба.



Человечка создать очень трудно. Мне удалось. Времени потребовалось много, но дело увенчалось успехом. Он получился ростом в пять дюймов. Крошечный, очень крошечный. И создание его, сотворение его представлялось мне тогда прекраснейшей идеей.
Ума не приложу, зачем же оно мне было нужно? В самом начале, когда впервые возникла идея создать этого чрезвычайно крошечного человечка, знаю, причина имелась самая превосходная — или, как минимум, имелся превосходный замысел. Но ей-богу, не могу вспомнить сейчас, в настоящий момент, — вспомнить, что это было. Слишком уж много воды утекло с того момента понимания.
Но я же знаю, причина имелась очень хорошая! Тогда.
Первыми его увидели мои коллеги по лаборатории Технологического имени Элеоноры Рузвельт. Они сочли, что это интересно.
— Как интересно! — произнёс кто-то. И мне подумалось, что это правильное отношение — отношение к человечку, который делает лишь одно: стоит, с удивлением и восхищением смотря вверх на столпившихся вокруг великанов.Collapse )
Каркаю

И мухи у вас какие-то масляные...

Долгое время я жил с убеждением, что сюжет "Чио-чио-сан" (она же "Мадам Баттерфляй") заключается в следующем.
Начало XX столетия. Японский шпион переоделся в женщину и соблазнил английского офицера, выведал у него все тайны, добыл чертежи и переписал секретные документы.
Попутно они вроде бы сыграли свадьбу, после чего жили долго и счастливо - возможно, не один год.
Но потом, конечно, всё раскрылось, и англичанин, узнав, что его возлюбленная - переодетый мужЫк... Дальше не помню. Наложил на себя руки?
В общем, всё окончилось трагично. Японец тоже, наверное, совершил сэппуку. Хотя, казалось бы, ему-то с чего?
Мне представлялось, что это "Чио-чио-сан", но проверка показала, что там без шпионов и переодеваний, всё натурально. В общем, не то.
Так откуда же у меня было такое заблуждение?

Очевидно, повлиял ни разу не смотренный фильм "М. Баттерфляй" (1993).
Короче, не японский ниндзя, а китайский оперный певец Ши Пэйпу. Не английский офицер, а французский дипломат Бернар Бурсико. Не начало XX века, а шестидесятые-семидесятые годы.
Но певец из Пекинской оперы всё-таки шпионствовал - тут совпало.
История истинная. Фильм, что называется, основан на реальных событиях. У них там даже сын "родился".
Да, и обошлось без суицида.
Молодцы китайцы, ч0.
Каркаю

Белоризцы

Сорри за качество фото, но дело важное.



На Поляне белоризцев даже не пытались проводить археологические раскопки.
Идёт строительство новой дороги с мостом через железнодорожные пути. Всё для людей. Больше не придётся стоять на переездах. Ждём с нетерпением.

А как же люди прошлого? Люди и... прочие личности. Легенда о белоризцах - одна из главных для нашего города. И самая известная, пожалуй. Невовремя забыли!

Глиняные черепки валяются прямо возле дороги:



Черепки - может быть, хлам, бросовый материал, не особо интересный. Но это лишь малая часть того, что есть в той земле! Сколько ещё артефактов можно было бы извлечь, но извлечь по всем правилам археологического искусства!
А ведь там должно быть кладбище (скудельница) - многовековое массовое захоронение. Что может хранить оно?

Я уж не говорю о том, что все окрестности загажены в связи со строительством. Никто не задумался о том, чтобы привести местность в порядок и водить экскурсию к часовне белоризцев...

Прём в будущее, разрушая свою историю?
Каркаю

"Соловей-разбойник"


Разухабистый комедийный боевик по сценарию Ивана Охлобыстина и с ним же в главной роли – новая адаптация тарантино-родригесовской методы к особенностям отечественного кино и кинозрителя. Попытка вполне удачная, так как происходящее в фильме не вызывает абсолютно никакого доверия, в точности как в работах зрелого Тарантино. Но если повествования в кинолентах «Убить Билла» и «Бесславные ублюдки» – это неправдоподобные выдумки самого режиссёра, то с «Соловьём-разбойником» ситуация более сложная.

Особенная фишка Севастьяна Григорьевича Соловьёва (читай: Ивана Охлобыстина) – литературные, придуманные выражения, которые в реальной жизни звучат крайне редко. Мало кто сумеет без запинки задать прохожему на улице следующий вежливый вопрос: «Бесконечно уважаю ваше решение, но, может быть, вы для начала вступите в нашу банду?» Немногие возжелают произнести, даже флиртуя, и подобное цветастое высказывание: «Наличие в нашей банде вас, любезная Изабелла Юрьевна, невольно меня роднит с Ахиллесом».
Collapse )