Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Каркаю

Стихотворные загадки русских писателей XIX века. Часть 1

Авторы: В. М., А. О., М..м..в, Г. Л. (все четверо - из журнала «Благонамеренный»), Дмитрий Княжевич, Борис Фёдоров

1.
Я не скажу, о чём я говорю с тобой;
Но если речь начну, то с целию такой,
Что от тебя же я, читатель, ожидаю
Того, о чём сама сказать тебе желаю.

2.
Хожу на голове, хотя и на ногах;
Хожу я босиком, хотя и в сапогах.

3.
Не можно мной владеть, владея всем на свете:
Я с теми расстаюсь;
Прелестной делаюсь во всяком я предмете,
И в отдалённости кажусь.

4.
Не без труда меня найтить;
Трудней гораздо сохранить.
Все любопытные гоняются за мною;
Но в свет казаться мне запрещено судьбою,
Затем, что я лишь в мир являюсь,
То в тот же миг уничтожаюсь.
Collapse )
Каркаю

"13 причин почему" (13 Reasons Why)

Суть: девушка покончила с собой и разослала некоторым своим знакомым аудиокассеты с подробным рассказом, чем же вызван её суицид. Одна сторона каждой кассеты посвящена одной причине самоубийства - итого тринадцать сторон, то есть семь кассет (последняя - наполовину чистая). Все причины, все тринадцать - люди из окружения этой девушки. (То есть - не "тринадцать причин почему", а "тринадцать виновников". Это больше похоже на русский.) Она обвинила в своей смерти своих одноклассников, друзей, учителей, школьного психолога - и так далее, и так далее, и так далее. Надо понимать, с учётом вместимости кассет, её расказ про каждого занимает порядка получаса, плюс-минус.

В числе прочих получает записи и Клэй, близкий друг девушки, нервно-возбудимый подросток, глазами которого зрителю и приходится смотреть на происходящее. Эмоциональная неустойчивость паренька задаёт темп сериалу: больше одной стороны кассеты за раз этот персонаж слушать не может. В итоге одна сторона - одна серия.

Действие происходит в двух, по сути, временнЫх пластах. Первый из них отражает рассказ героини о том периоде, который предшествовал суициду и дополнен воспоминаниями Клэя - что, в общем, способствует объёмности повествования. Во втором временном пласте речь идёт о событиях после самоубийства девушки.Collapse )
Кар!

"Открытый микрофон"

Продолжаю знакомиться с юмористическими передачами современного телевидения.
Посмотрел "Открытый микрофон". Финал только, чтоб сразу лучших увидеть.
Ну что сказать? Хорошего мало, но оно есть. Понравились Швед и Атлас. Британец Майло интересен, он даёт взгляд на нас со стороны, это всегда работает. Но шутки Майло часто бьют мимо, то есть это не шутки вообще. Вот, говорит, у вас не супы, а только вода, так что это должно называться бульоном. Похоже, не повезло тебе с супами в России, только и всего. Иностранца, говорит, вычислить легко: только русский станет есть холодец. Вообще-то далеко не каждый русский. Блюдо на любителя. Очереди, говорит, вам нравятся. Нет, не нравятся, их смысл в другом. Короче, мы его глазами - это не мы. Не узнать. Впрочем, и годные шутки есть.
Что касается женского юмора... Явление всё-таки крайне редко встречающееся. Из трёх женщин, которые выступали, не юморила ни одна.
Поразила реакция судей (они же наставники) на многие выступления. Нет, я понимаю, что похвалить участников надо, они старались. Но смеяться-то зачем? Я имею в виду - над несмешными шутками. Вежливо помолчите, и всё. Можно даже стрёкот сверчков не включать.
Состав участников финала - истинное торжество толерантности. Мужчины, женщины, молодые, старые, кавказец, инвалид, иностранец из дальнего зарубежья... Конечно-конечно, случайно так совпало, никакой подтасовки. Хотелось разнообразия? Желание понятное. Так отчего же почти у всех участников шутки про отношения МЖ и абсолютно у всех - про секс? Других тем нет? Я понимаю, что вот это вот всегда находит отклик, даже если шутка не удалась, но однообразие несколько угнетает.
В итоге - что-то не проканало. Выступления отдельных стендаперов смотреть можно, но как телепродукт в целом - фигня полнейшая. В том числе из-за того, что Бебуришвили как ведуший - совершенно ни о чём, не на своём он там месте. В том числе из-за стремления многих участников происзнести как можно больше слов в секунду - авось одно из них покажется слушателям смешным. В том числе из-за неудачного выбора победителя.

И чтоб закончить на более позитивной ноте:

Каркаю

Хьюго-2016

Деградация полная. Почти все премии вручены женщинам:
https://fantlab.ru/contest6512.
Все основные номинации и несколько дополнительных. Роман, повесть, короткая повесть, рассказ, оба редактора (крупной формы и малой), художник.
Это какой-то позор (с).
Каркаю

Держи карман шире!



Терри Пратчетт. Держи марку! — М.: Э, 2016. — 480 с.


Итак, у нас тут роман про обаятельного мошенника, который поставлен в такие условия, что вынужден трудиться на благо общества.
Лорд Витинари, глава Анк-Морпорка, использует те людские ресурсы, которые у него есть в наличии, и всемерно улучшает с их помощью жизнь своего города. И вот он берёт закоренелого преступника по имени Мокриц фон Липвиг и бросает его на самый опасный участок – на восстановление почтового ведомства.

Читать интересно. Книга увлекательная. И раз я дальше начну ругать перевод на чём свет стоит (так может показаться, хотя я и не буду прикладывать к этому усилий), то мне самому любопытно понять, почему недоработки не влияют на общее впечатление? Главным образом, видимо, потому, что увлекательность основывается не на чарующем стиле, а на хорошо закрученном сюжете. Есть ряд конфликтов, проходящих через всю книгу (главного героя – с карающей рукой закона; – с конкурентом-злодеем; – с возлюбленной; – да с самим собой, в конце-то концов!), есть и локальные конфликты – на одну сцену (например, с конём Борисом во время экспресс-доставки). Мокриц постоянно попадает в безвыходные, кажется, ситуации, и всегда старается найти из них выход. Это тоже весьма привлекает и вызывает симпатию. Герой – герой, который никогда не сдаётся, держит марку, а если оказывается в трудном положении, то повышает ставки – гулять так гулять!
Ну, и третий фактор – это ведь юмористическая фантастика, верно? Чем больше встречается поводов для улыбки, тем качественнее нас смешат – так ведь получается. И переводческо-редакторские ляпы оказываются совершенно в кассу.

Главный прокол официального перевода – это передача имён. Хватает уже одного только Мокрица фон Липвига. Вообще Moist – это сырой, мокрый, влажный (читай: скользкий тип), и никакого отношения к противной и бесхребетной мокрице он, конечно же, не имеет. Я долго думал (и не придумал), что смешного в слове «Липвиг», ведь герой уверяет, что его-то это слово потешает. «Для меня это просто смешное имя», – заявляет он. Собеседница, кстати, отвечает ему: «– Посмотрела б я на тебя, если б тебя звали Дора Гая Ласска».
Ну, по крайней мере смысл её претензий к собственному имени я всё же понял, хоть и не сразу. Только когда попробовал произнести.

Ну, и в целом дела обстоят так, что имена собственные лучше принять как данность. А вообще люди более сведующие заверяют, что фирменный пратчеттовский стиль переводчице (если и хотела) сохранить не удалось.
Тем не менее, язык перевода – достаточно бойкий, связный, вполне себе русский. Это уже немало.
Но нас же волнуют не те места, где язык соответствует норме, а те, где он от нормы оступает, так?
Есть такие.

Описываются ощущения заключёного перед самой казнью: «Значит, это был конец» (стр. 17). – Ну вот с какой стати сделано ударение на «был»? Да это слово вообще нужно отсюда выбрасывать! Подозреваю, курсив взят из оригинала – переводчица просто механически перенесла выделение в русский текст, а редактор прозевала.
Аналогично на стр. 58: «Без Гроша он пропадёт – Грош фактически был самим Почтамтом».

Переводчица рисует сюрреалистические картины, на которых у стариков-почтальонов днища стоят торчком, а сами старики усыхают для одежды (стр. 186), в тексте клубятся повторы, создающие рекурсию («Мокриц заметил моток полосатой чёрно-жёлтой полосатой верёвки» (стр. 189)), или вдруг возникает некое «подавляющее большинство» вселенной (стр. 446).


Герои порой выражаются так, будто русский им не родной:

«Пару слов – и мы все сможем снова заняться своими делами – за исключением некоторых, конечно» (стр. 17). – Кстати, эта фраза палача с её двусмысленностью заставила меня всерьёз призадуматься над тем, какими такими некоторыми делами он не смог бы заняться?

«Что в очередной раз доказывает, что «Гранд Магистраль» – компания о людях и для людей» (стр. 442). – Что верно, то верно. И «Мегафон» – тоже компания о людях. И Билайн. И т.д.

«– Мы будем ехать одни по опасным дорогам, – заметил Мокриц. – Без метлы может и не обойтись» (стр. 435). – Да уж, да уж.

И, наконец, моё самое любимое: «Он нёс это послание сквозь целое Время. Ты думаешь, тебе сейчас тяжело?» (стр. 375)


На всякий случай я заглянул в сетевой фанатский перевод. Не исключено, что он точнее передаёт писательскую манеру Пратчетта, но и корявостей в нём встретилось побольше. Ну так ведь он и не проходил издательскую редактуру.
Короче, официальный перевод читается легче, он более гладкий. Даже при всех своих нелепостях.

Вот. Ну, и чем закончить? Как ни крути, а книга обаятельная, как и её главный герой.



О. Чуть не забыл сказать. Посмотрел также экранизацию, «Опочтарение». Неоднозначные ощущения.
Кое-что из содержания книги в фильм не включили – и это нормально, это правильно. Всё впихнуть не получится. Например, Ангхаммарада, который на обложке книги изображён, выкинули. Кое-что изменили – показали более наглядно или более прямолинейно. И я, в общем, до поры до времени это принимал нормально, но когда дело дошло до свирепого жеребца, до экспресс-доставки... Уууу, как это слабенько в фильме выглядит.
А дальше – пошло-поехало. Перерождение Мокрица из мошенника-остапабендера в добропорядочного, в общем, гражданина, у Пратчетта происходит, по сути, под действием любви. А в фильме Мокрицу крутят назидательные короткометражки о том, что стало с теми, кого он когда-то обманул, и его терзают угрызения совести. Противостояние между почтой и клик-связью показано как-то мелко и мелочно – начиная от мотивов лорда Витинари и заканчивая финальным поединком. Ничего не осталось от манеры Мокрица при плохой игре делать хорошую мину и повышать ставки. В общем, интерпретация центральной сюжетной линии мне не понравилась.
Но есть однозначно удачный ход с рекламной шумихой, которую устроил антагонист (мол, наша сеть клик-связи покроет весь Мир-диск, скоро будет новый тариф: связь по всему Миру-диску, совершайте безлимитные звонки по своему региону, все входящие и исходящие – бесплатно… ну, всё это будет когда-нибудь). В книге я этого не помню.
А! Хороший выбор актёра на главную роль (это Джефф из сериала "Любовь на шестерых"). Кстати, Витинари – это Тайвин Ланнистер, а главный злодей – загримированный Эркюль Пуаро.
Кар!

Вне/себя (Self/less)

Вроде бы незамеченным прошёл фильм Тарсема Сингха о том, как телесное начало побеждает любые духовные и интеллектуальные устремления.
Индийский режиссёр вкупе с испанскими сценаристами снял в Голливуде киноленту на тривиальную уже, в общем-то тему - обмен разумов (или обмен телами, смотря что принять за точку отсчёта). Старый, умирающий от рака бизнесмен-строитель воспользовался возможностью перенести своё сознание в тело молодого экс-спецназовца. За большие деньги, разумеется. Потому что считает свой разум достаточно ценным, чтобы постараться его сберечь. В принципе, тут речь даже не об интеллекте, который ещё пригодится человечеству, - нет, о своём самосознании, т.е. просто срабатывает инстинкт самосохранения. Каждый ведь из нас хочет спасти свою личность от разрушения. Даже самоубийцы, только у них другой способ.

Так как вы всё равно фильм смотреть не будете, то я расскажу, чем он заканчивается.
Герой уничтожает лабораторию, в которой производится процедура переноса сознания, а также убивает учёного, который изобрёл и отладил процедуру обмена разумов. То есть в финале происходит научное закрытие.
Кроме того, герой перестаёт принимать препараты, которые удерживают его сознание в новом теле, и в это тело возвращается прежнее, родное, молодое сознание. Т.е. жизненные приоритеты главгера кардинально переориентируются под воздействием чужого организма, и старик окончательно умирает, уступив место представителю юного поколения. Это, в общем-то, соответствует привычному жизненному укладу, но совершенно отбивает всякий энтузиазм. Я не расстроился только потому, что эту концовку предвидел.
Но человек издревле проявляет себя в споре с природой (в том числе со своей внутренней), цивилизация развивается на противостоянии окружающему миру и использовании его. Научные открытия дают человеку новые возможности. В фильме же вся умственная мощь миллионера, сколотившего себе нехилое состояние, сдалась под напором молодой нерефлексирующей плоти. Да, имеется ещё нажим со стороны семейных ценностей, но по сути всё неудержимо катится к одному: мы обречены. Учёные используют свои изобретения во зло, лучшие умы человечества неспособны продлить свою работоспособность хотя бы на ещё одну жизнь, мировой капитал в лице главгера терпит сокрушительное поражение и уничтожается без всякого смысла, а главная цель человеческой судьбы сводится к тихому семейному счастью на одном из уютных Карибских островков. Отвергнув своё тело, оказавшись вне себя, ты не только становишься самоотверженным (selfless), но и бесславно погибаешь.

Противоположную картину показывает нам Терри Пратчетт в книге "Держи марку!" Он заверяет, что если убедить любого пройдоху сойти с пути мошенничества, сменить судьбу и направить свои силы на благо общества, то из этого может получиться что-то дельное. Такой взгляд мне, кстати, больше импонирует.
Каркаю

(no subject)

Причастился к переводу в обратную сторону, на английский язык. Ничего существенного, техническая документация. Но это ужасно, когда не можешь сам оценить, насколько хорошо справился с задачей. По ходу, я контрол-фрик.
Особенно добило, что заказчик после исправления моих ошибок отметил, что не нужно смотреть на употребимость слов-выражений в английских текстах. Партнёры его фирмы из Польши, Германии, Литвы, Эстонии и тд. Они изучают английский как иностранный - в точности как и мы. И будет лучше брать не правильный вариант, а более понятный для них. Получается, в этой среде какой-то свой lingua franca функционирует, свой пиджин.
Я

Строгая хрия

Из старенького. Про мораль-нравственность.

Напомню, хрия — рассуждение, которое изъясняет или доказывает какой-либо тезис.
У нас на рассмотрении высказывание Жан-Жака Руссо: «Чтобы жить в добродетели, мы всегда должны вести борьбу с самим собой».

Collapse )


1. Знаменитый французский философ Жан-Жак Руссо — один из основных представителей Просвещения, того движения в европейской культуре, которое выступало за обращение к разуму как единственному способу познания Истины. Именно поэтому и слова самого Руссо следует не принять слепо на веру, а подвергнуть всестороннему рассмотрению для определения их справедливости. Но сначала приглядимся к личности автора высказывания.
Жил ли в добродетели он? Даже его собственные признания подтверждают, что нет. Достаточно упомянуть пятерых детей от одной только любовницы, отданных в воспитательный дом. Это говорит о том, что сам Руссо в теме прекрасно разбирался и мысль, которую мы анализируем, высказал с полной ответственностью.

2. Итак, Руссо утверждает, что для праведной жизни требуется непрерывная борьба с самим собою. Это означает, что только с помощью постоянных больших усилий можно сохранить нравственную чистоту. Нормам морали следовать трудно: время от времени появляются искусы нарушить их, и преодолевать эти искусы — вот задача человека, который стремится быть порядочным.
Навязывать законы поведения нельзя. Это будет принуждение, установление правил извне, а их любой человек захочет нарушить. В этом проявляется свободолюбие людей. Но и ханжеское принятие предписаний внешне, без внутреннего осознания их необходимости — тоже не годится. Только собственная убеждённость в верности требования и сознательное следование этому требованию создаёт цельную, гармоничную личность.

3. Для чего же нужно выполнять правила? Для чего преодолевать соблазны? Разве это не ведёт к возникновению постоянного напряжения в психике человека, а в результате — к возможному развитию неврозов, психозов?
Конечно, отрицательную сторону явления замалчивать нельзя, но выгод от соблюдения норм поведения — больше. Ведь законы появились не просто так. Создание их вызвано стремлением обезопасить одного человека от другого. Раз уж мы живём в коллективе, мы вынуждены учитывать интересы окружающих людей. А это приводит к появлению гласных или негласных требований.
И неслучайно так похожи предписания к поведению человека в самых разных культурах. Например, буддистский Восьмеричный Путь совпадает с десятью христианскими заповедями, за исключением некоторых деталей. Следовательно, понимание о добродетелях универсально, они свойственны любому человеческому обществу. Не это ли доказательство их верности?

Collapse )
Каркаю

Стивен Эриксон. Продолжаем разговор

Так как я заполучил сразу две книги Эриксона, то от чтения второй отвертеться было сложно. И если после «Садов Луны» я склонялся к тому, чтобы вскоре распрощаться с Эриксоном, то второй роман заставил задуматься, такскать, об опрометчивости этого решения.

Итак, «Врата Мёртвого Дома».

Текст готовили к изданию следующие личности:

Перевод на русский язык: Е. Лихтенштейн
Ответственный редактор: Е. Березина
Литературный редактор: В. Аренев
Младший редактор: Н. Горинова

Вдобавок сменился корректор, что, видимо, и послужило причиной более частому проставлению точек над ё в слове «блёклый» («поблёкнуть» и другие однокоренные). А вот курсивы английского текста по-прежнему не снимаются, и порой они оставлены совсем уж в странных местах («Вот что мы есть»).

Начало столь же зубодробительно, как и в первом томе. Но в этот раз продираться сквозь текст пришлось не половину романа, а всего-то страниц двести, что составляет меньше четверти книги. Не знаю, нарочно это сделано или специально – можно будет прояснить вопрос в дальнейших книгах. Да-да, на отметке «две трети» романа «Врата Мёртвого Дома» я загорелся желанием приобрести следующий, «Память льда».
Как назло, потом я «Врата Мёртвого Дома» дочитал.
И уже не знаю, хочу ли выхода следующего.

А пока поговорим о двух первых. Collapse )

Вкратце о сюжетах.
Первый роман, «Сады Луны» – про попытку некоей Малазанской империи установить свою власть в ещё одном городе. Но на самом деле это не цель, а лишь прикрытие для истинных мотивов, суть которых раскрывается во втором романе. Но я так понимаю, это объяснение тоже может оказаться не конечным, и потом обнаружится, что настоящий замысел совсем другой.

Второй роман, «Врата Мёртвого Дома» – про восстание огромного региона, Семи Городов, против Малазанской империи. Одна из малазанских армий оказывается в самом сердце восстания, пытается вывести мирных жителей в безопасное место, а превосходящие силы противника преследуют её и постепенно уничтожают. Не исключено, что эта мясорубка составляет часть малазанского плана.

Таков костяк, но об отдельных сюжетных линиях не буду. Там много всего – есть люди и нелюди, много разных рас, много разных целей намечено, кто-то пытается Взойти (т.е. стать богом), кто-то уже Взошёл и ведёт свои божественные игры…

В целом сюжет десятитомника просматривается пока что такой. Малазанская империя старается захватить как можно больше территорий, стран и народов, лишних уничтожить, чтобы потом всем миром враз Взойти. Вероятно.


Накалом чувств и кровожадностью должно понравиться эмо-готам.



P.S.
Что за «бритая костяшка в дырке»? Значение в книге расшифровывается – это как наш «козырный туз в рукаве». И – я знаю, что такое козырный туз и что такое рукав, но в упор не понимаю, какой смысл вкладывается в бритую костяшку и в дырку.
Один

Дэшилл Хэммет, "Поджог и не только"

Оригинал: Dashiell Hammett, "Arson Plus", 1923
Перевод: А. Бударов



Джим Тарр поднял со стола подкатившуюся к нему сигару, и прежде чем откусить её кончик и достать спичку, взглянул на сигарный бант.
— Стоит верных пятнадцать центов, — сказал он. — Наверняка хочешь, чтобы я нарушил парочку законов.
За последние года четыре или пять — с тех пор, как я перебрался в сан-францисское отделение сыскного агентства «Континентал» — мне не раз доводилось иметь дело с этим жирдяем, шерифом округа Сакраменто, так что я знал, что он никогда не упустит случая для очередной бородатой шутки. Меня это не раздражало.
— Оба раза не угадал, — ответил я. — Они обходятся мне по двадцать пять центов за штуку и я ничего от тебя не хочу. Меня прислали на подмогу. Компания, которая застраховала дом Торнберга, подозревает, что его подожгли.
— Ну, пожарные тоже так думают. Они говорят, что нижняя часть дома была облита бензином, хотя бог знает, с чего это они взяли, ведь там не осталось ни одной дощечки. У меня этим занимается Маккламп, но сколько он там нарыл? Плясать от радости не будешь.
— А в чём суть дела? Я только и знаю, что был пожар.
Тарр откинулся на стуле, обратив своё красное лицо к потолку, и завопил:
— Эй, Мак!
Стоило ему войти в раж, как перламутровые кнопки пульта на его столе превращались в украшение. На зов явились помощники шерифа Макхейл, Маккламп и Маклин, а Макнаба с ними не было лишь потому, что его не оказалось в пределах слышимости.
— Это ещё что такое? — спросил шериф у Макклампа. — Телохранителей себе завёл?
Двое других Маков поняли, что вызывали не их, и вернулись к игре в криббидж.
— Нам для поимки поджигателя прислали этого городского прохвоста, — сообщил Тарр своему помощнику. — Но сперва надо рассказать ему что к чему.
Несколько месяцев назад мы с Макклампом работали вместе по ограблению экспресса. У этого поджарого светловолосого паренька лет двадцати пяти — двадцати шести так много храбрости, что хватило бы на всех и каждого, но и лени у него почти столько же.
— Ну разве господь не милостив к нам?
Маккламп тут же развалился на стуле — это первое, что он всегда делал, как только заходил в помещение.Collapse )