Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Один

Дэшилл Хэммет, "Зеркала смеются"

Оригинал: Dashiell Hammett, "The Glass That Laughed", 1925
Перевод: А. Бударов


Падающий в окно свет луны ложился белым пятном на пол комнаты, в которой очнулся Норман Бачер. Графин на прикроватном столике был пуст: всю ночь не шёл сон и мучила жажда. Нашарив ногами тапки, Норман поднялся с кровати. В глаза бросилось отражение в зеркале над комодом.
Растрёпанные волосы, лицо бледнее, чем обычно… В тусклом свете отражение так напоминало Эрика, что не могло не напугать. Норман провёл рукой по лбу и облегчённо выдохнул. Тёмное пятно на лбу оказалось выбившейся прядью волос. Норман разглядывал своё лицо в зеркале, пока сердце не успокоилось. Потом сходил за водой и вернулся в постель. Но заснуть не мог.
Он знал, что останки брата не найдут, не будут искать. Знал, что в убийстве брата его не заподозрят. Эрик Бачер пропал одновременно с пятнадцатью тысячами долларов из банка. Беспечный транжира Эрик из-за своей страсти к азартным играм не вылезал из долгов, и пришлось изрядно похлопотать несколько месяцев назад, чтобы его приняли в банк. В Брэдтоне были те – многие, – кому Эрик нравился больше, чем Норман, но даже самые преданные друзья Эрика нисколько не винили Нормана в исчезновении брата и денег. Бережливый, работящий Норман заработал репутацию тремя десятками лет чинной скуки и двенадцатью годами верной службы в банке. Так что едва ли беда могла прийти извне. Изнутри? – он принял меры и против этого.Collapse )
Один

Дэшилл Хэммет, "Оно"


Оригинал: Dashiell Hammett, “It”, 1923
Перевод: А. Бударов


— Послушайте, мистер Цумвальт, вы что-то недоговариваете. Так дело не пойдёт! Если вы нанимаете меня, то должны рассказать всё без утайки.
Он задумчиво глянул на меня прищуренными голубыми глазами. Затем поднялся, подошёл к двери кабинета и распахнул её. Я увидел за его спиной бухгалтера и стенографистку, сидящих за своими столами. Цумвальт снова закрыл дверь, вернулся к рабочему столу и, перегнувшись через него, заговорил хриплым шёпотом:
— Полагаю, вы правы. Но то, что я скажу, нужно держать в строжайшем секрете.
Я кивнул, и он продолжил:
— Около двух месяцев назад один из наших клиентов, Стенли Горэм, передал нам облигации на сумму 100 000 долларов. Он уезжал работать в Азию и полагал, что в его отсутствие облигации достигнут номинальной стоимости. А нам оставил для того, чтобы мы их продали, если его ожидания сбудутся. Облигации лежали в банковском хранилище трастовой компании «Голден Гейт». Вчера я заглянул в депозитную ячейку — они исчезли!
— Кроме вас и вашего компаньона, у кого-то был доступ к ячейке?
— Нет.
— Когда вы видели облигации в последний раз?
— Они были в ячейке в последнюю субботу перед отъездом Дэна. И банковский служащий, который работает в хранилище, сказал мне, что Дэн заходил в понедельник.
— Хорошо! Теперь давайте посмотрим, всё ли я понял правильно. Предполагалось, что ваш компаньон, Дэниел Рэтбоун, двадцать седьмого числа прошлого месяца, в понедельник, поедет в Нью-Йорк для встречи с Р. У. Депью. Вместо этого Рэтбоун пришёл с багажом в контору и сообщил, что из-за важных личных дел он вынужден отложить поездку, потому что до следующего утра должен оставаться в Сан-Франциско. В чём состоят личные дела — не рассказал. Вы начали протестовать против отсрочки, так как считали, что он должен выполнить нью-йоркские обязательства в срок. У вас с Рэтбоуном в тот период были натянутые отношения — вы уже несколько дней ругались из-за того, что он провернул теневую махинацию. Так что вы…
— Только не поймите меня неправильно! — перебил Цумвальт. — Дэн не совершил ничего бесчестного. Просто оказалось, что он ведёт одновременно несколько сделок — ну, я и подумал, что этику он принёс в жертву барышу.
— Ясно. В общем, из-за того, что он не поехал в Нью-Йорк, возник спор, в итоге вы припомнили друг другу старые обиды и решили как можно скорее прекратить деловое партнёрство. Спор завершился в вашем доме на Четырнадцатой авеню. Поскольку было уже поздно, а Рэтбоун выписался из гостиницы ещё до того, как отложил поездку в Нью-Йорк, ему пришлось остаться на ночь у вас.
— Правильно, — согласился Цумвальт. — Я проживал в гостинице, потому что миссис Цумвальт была в отъезде, но ради наибольшей конфиденциальности разговора мы с Дэном поехали ко мне домой. Когда закончили выяснять отношения, было слишком поздно, и мы остались там.
— Утром вы с Рэтбоуном направились в контору и…Collapse )