Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Каркаю

КВН четверть века назад

Года четыре-пять назад я посмотрел практически все игры КВН. В смысле – возрождённого. Потому что от эфиров 60-70-х осталась лишь пара полных записей и несколько отдельных фрагментов. Их я тоже, впрочем, тогда посмотрел.
Так вот, я обозрел почти всё, что было сыграно и выдано в эфир за двадцать пять лет возрождённого КВНа. К пятидесятилетнему юбилею игры. В высшей лиге, в смысле. Что-то глянул по первому разу, что-то пересмотрел заново. Не суть.
В целом вердикт мой был таков. Игры года до 92-93 вообще смотреть незачем. Не стоит оно того. Ну, была там пара-тройка шуток, до сих пор не потерявших свежести… Но это не такой уж жемчуг, чтобы перелопачивать ради него всё остальное.
А вот с появлением команд ЕрМИ и «В джазе только девушки» передача КВН начала становиться юмористической.
Золотая эпоха КВНа – в интервале между 1998 и 2005 (от прихода в Высшую лигу «Детей лейтенанта Шмидта» до ухода на чемпионский покой команд «Мегаполис» и «Нарты из Абхазии»). Всё.

Не нашёл я тогда только одно: четвертьфинал 1990 года, игру между командой ДПИ и командой ГАЗ. Не было в Сети.
А тут обнаружил, что уже появилось. Качество записи, естественно, отстойное, но тут уж выбирать не приходится.
Посмотрел. Больше для галочки, конечно.
Что сказать?
Умилительно.


Игра была посвящена футболу.
Приветствие. Обе команды мочат каламбурами. ДПИ – с уклоном в абсурдизм:

Наши футболисты прибыли в Италию, их встречает Папа Римский. Один из наших бросается к нему с криком:
– Папа!
– Буратино! – отзывается тот.

– Здесь повесим плакатик: "Добьёмся и перебьёмся!"

– Слушай, Лёш, можно сделать тебе предложение? Выходи за меня.
– Согласен, Серёжа.
– В составе команды замена, – сообщает голос футбольного комментатора. – Вместо игравшего под шестым номером Сергея на поле выходит седьмой номер, Лёша.

[Потом Ревва с Галустяном на каком-то Летнем кубке такую же сценку разыгрывали.
Разговор двух влюблённых:
- Пойдёшь за меня?
- Куда?
- В армию.]

И т.д.,


а ГАЗ – с социальной и прочей критикой, в точности по заветам «Одесских джентельменов»:

– Да что вы к Партии пристали? Что вам Партия сделала?
– Ничего не сделала!

– Я представитель рабочей интеллигенции. Сле-сэр.
– Нам раньше таким, как вы, нечего было сказать. А сейчас мы открыто заявляем: поносили советскую власть? Хватит! Дайте другим поносить!

– Интересно, а слышали в Японии хоть что-нибудь о наших автомобилях?
– Конечно! Наши автомобили гремят на весь мир.



Разминка. Опять же, каламбуры и игра с мемами.

– Он крепко схватил её за ногу.
– И попросил руки. Она отказала.
[импровизация ДПИ]

– Он крепко схватил её за ногу.
– В зале облегчённо выдохнули: Отелло промахнулся!
[заготовка ГАЗа]

Как и в приветствии, лучше заходят шутки команды ГАЗ, хотя к концу разминки она совсем сдувается, зал начинает кривиться и морщиться. То ли зрители устали от кульбитов мысли, то ли просто надоело однообразие приёма.


Музыкалка. Два номера про Спортлото.
ГАЗ рассказывает про то, что в лотереях побеждают всегда только кавказцы. Видно, жители гор как-то тихой сапой эти делишки проворачивали.
(Впрочем, не так давно я где-то зацепил инфу, что это был способ легализации высоких доходов у советских предпринимателей. Разбогатевшие коммерсанты находили счастливчика с выигравшим лотерейным билетом и выкупали у него этот билет).
ДПИ. Сивохо с компанией читают рэп. Весело и драйвово. Есть ли в их песне какая-то мысль – я даже не понял. Но ДПИ, конечно, умел делать шоу.


Импровизационный капитанский конкурс. Капитан команды читает небольшую речь, представители другой команды на ходу сочиняют по этой его речи остроумные вопросы, и капитан по возможности остроумно отвечает. И – футбольный антураж (ворота-форма-мяч-пенальти).
Смотрится странновато, примерно как шахбокс.
В итоге оба капитана напрочь отказываются от повышения зрелищности, не став ловить мяч – видимо, направили усилия на придумывание удачных ответов. У Аграната, капитана ДПИ, ещё худо-бедно получается. А вот капитан ГАЗа по-прежнему шутит заготовленными каламбурами, и теперь уже в тишину.


Домашнее задание. Ни та, ни другая команда особо не радуют, но у ГАЗа есть находка с образом Максима Горького, а у ДПИ – с образом колхозника. Горьковская команда, опять же, сделала ставку на каламбуры, а донецкий коллектив вполне успешно юзает свою обычную дурку. Хотя в этот раз даже Сивохо на сцену не выходит.

ГАЗ:

– Но всё же – как неплохо заработали кооператоры, а? – спрашивает журналист.
– Да, – отвечает Максим Горький. – Теперь каждый купец должен ходить с «калашниковым». (Это я у Лермонтова смцырил).

– Алё, алё, кто это? Кто это? Литва? Не признал. Богатенькими будете.

[Впоследствии ДЛШ на Юрмале примерно так же шутили.
Выходила группа в образе латышей:
- Ви нас не призна-а-али?
- Нет.
- А между тем нас призна-а-али во всём ми-ире!]


ДПИ:

– Москву – москвичам!
– Америку – американцам!
– Ацедофильное молоко – ацедофилам!

– Да я трижды передовик всех курей на тракторе! Дважды ударник председателя колхоза! И однажды... а!… Однажды в студеную зимнюю пору я из лесу вышел, а друг мой – не смог...





Смешного практически ничего нет. Впрочем, как и в современном КВНе.
Главное отличие от современного КВНа – в том, что тогда судьи не стеснялись ставить низкие оценки. Какой-нибудь Урмас Отт мог сообщить при объявлении баллов, что только что сыгранный конкурс ни для одной из команд не стал звёздным часом, и поэтому из возможных пяти баллов одна получает два, а другая – три. Сейчас такое попросту нереально. Сейчас если конкурс состоялся, то хотя бы одна из команд набрала в нём максимум. Иначе получится, что АМиК подсовывает зрителю некачественную телепродукцию. Так что нынешние кавээнщки могут выступать сколь угодно плохо – высокие отметки они всё равно получат. И жюри нашего времени, поднимая таблички, не занимается оценкой посмотренного материала, а участвует в совершенно самостоятельном, независимом шоу. Независимом от того, что происходит на сцене.
Ну да ладно. Что ещё? Более жёстко они там выдерживают линеечку на сцене. Микрофонные стойки – обязательны.
Оператор на сцене то и дело применяет странный (модный тогда?) метод съёмки: крутится возле выступающего, тычет камерой ему в лицо.
Но и это прошло.
В общем и целом - не столько смешно, сколько забавно. И видно, насколько мощно телепередача КВН эволюционировала с той поры.
Один

Дэшилл Хэммет: жемчуга и перлы 8

(Предуведомление:
в семитомник "Астрели" вошли не все переведённые на русский язык произведения Дэшилла Хэммета. Глупо требовать, чтобы в этом издании оказались две первые публикации Хэммета – те два микрорассказа, которые я перевёл вчера. Но упущены как минимум следующие новеллы:

Ирония судьбы, 1923
Человек, который мешал, 1923
Как распинали мистера Кэйтерера, 1926 (из цикла о детективе по имени Робин Тин)
Крадущийся сиамец, 1926 (из цикла об оперативнике агенства "Континентал")
Смерть и К°, 1930 (тоже из цикла об оперативнике агенства "Континентал")
Альберт Пастор дома, 1933
Символ веры, 2007,

а также
статья Из воспоминаний частного детектива, 1923
и повесть Женщина из тьмы, 1933

Большая часть из этого была в издании "Поляриса" пятнадцать лет назад. В том издании, правда, цикл об оперативнике представлен гораздо более скудно: только десяток рассказов из 28 возможных. А три рассказа этого цикла не переведены до сих пор).



Из невошедшего в семитомник, переводы разные


Минут пятнадцать она мерила комнату шагами. Затем распахнула дверцы гардероба, схватила пальто – первое попавшееся, – шляпку и покинула комнату, которая казалась слишком мала, чтобы вместить её гнев. (пер. В. Альтштейнер)


Чиновник из сан-францисского детективного агентства как-то раз исправил в одном из моих отчётов «экстраординарный» на «самый заурядный» на том основании, что клиент может не понять, что я имею в виду. По той же причине несколько дней спустя в другом отчёте вместо «стимулировать» появилось «притворяться». (пер. С. Белов)


Начальник полиции одного из городов на Юге как-то снабдил меня подробнейшим описанием человека, где упоминалась даже родинка на шее. Он только забыл сказать, что у него нет одной руки. (пер. С. Белов)


От инженера по горному делу можно было бы ожидать более здорового цвета лица, но, полагаю, бледность мистера Кэйтерера извиняет тот факт, что был он не столько инженером, сколько бизнесменом. (пер. В. Альтштейнер)


Это правда, что по призванию и зову души я поэт, но верно и то, что в результате родительского насилия я детектив. (пер. В. Альтштейнер)


...японская серебряная монетка в 50 центов... (пер. В. Ватик)


В ходе беспорядков в Вилле... (пер. В. Ватик) (имеются в виду беспорядки в Мексике, связанные с Панчо Вильей)


А уста озлобленной жещины прорвало, как плотину. (пер. В. Ватик)

Впрочем, сделанное В. Ватиком - это цветочки по сравнению с тем, что вытворяет в том же рассказе пер. Р. Грищенков с альтернативным переводом:

В лучах заходящего солнца, лучи которого пробивались сквозь неопущенные жалюзи, его лицо своим цветом напоминало новые коричневые туфли.


Однако в лице его не было растерянности. Неприятное и отталкивающее, своим выражением оно создавало впечатление, будто его обладатель припомнил нечто на редкость неприятное.


…Его одежда выглядит как новая. Вне всяких сомнений, мы почерпнём из неё что-нибудь ещё при более углублённом изучении.


Внушительной формы капрал придвинулся к нему вплотную.
Один

Жемчуга и перлы – вперемешку

«Красная жатва», перевод А. Ливерганта


Маленькая секретарша не ошиблась: покойный и впрямь умел держать язык за зубами.

Спать мы легли втроём: чек старого Элихью на десять тысяч, пистолет и я.

…Женщинам, в особенности голубоглазым, не стоит верить на слово.

– Знаешь, почему он стрелял в меня?.. Потому что я видел, как ты его била.
– Не понимаю – его же я била, а не ты.
– Он тебя любит, а избиваешь ты его не впервые. Он совершенно не сопротивлялся – видимо, убедился, что бесполезно. Но когда тебя бьют по щекам в присутствии другого мужчины, радости мало, согласись?
– А я-то всегда считала, что в людях разбираюсь, – пожаловалась она. – Впрочем, попробуй тут разберись. Все вы психи.
– Ударив его, я вернул ему чувство собственного достоинства, ведь я повёл себя с ним как с настоящим мужчиной, а не с опустившимся ничтожеством, которое позволяет девицам лупить себя по лицу.
– Может, ты и прав, – вздохнула она. – Спорить не буду.

Когда тебе сорок лет, джин может заменить сон, но чувствуешь себя после этого не самым лучшим образом.

Чтобы казаться выше, он ходил на высоких каблуках, пользовался надушенными носовыми платками и говорил в час по чайной ложке.

Старик был шефом сан-францисского отделения детективного агенства «Континенталь». Мы также называли его Понтий Пилат, потому что, посылая нас на Голгофу, он обычно ласково улыбался. Это был мягкий, обходительный пожилой джентльмен, от которого исходило тепла не больше, чем от верёвки на виселице. У нас в агентстве острили, что он плюётся ледышками в июле.

…включив на полную мощь сирену, понеслись по Кинг-стрит.
Пренебрегая правилами дорожного движения, насмерть перепуганные водители шарахались от нас направо и налево. Ехать было весело.
Каркаю

КВН - восьмушки завершились

ГородЪ ПятигорскЪ
Ярко, здорово. Лучшие.

- Я маньяк. И я слежу за тобой.
- А-а, это ты, маньяк, следишь за мной... Я тебе хочу сказать, хреново ты следишь за мной. Я б тебе даже сказала, что ты меня... как это... запустил!


Collapse )

Похоже, лицо сезона будут определять многолетние середнячки - СОК, Станция Спортивная, 350 (как реинкарнация Байкала), Чечня и коллекция украинцев. Ох чёрт, не нравится мне такой юбилей.
Но с другой стороны - есть и талантливые новички.
Кар!

Анимация Томека Багиньского.

На днях я посмотрел два короткометражных мульта польского режиссёра Томека Багиньского (Tomek Bagiński).

Katedra (в русском переводе - Собор, он же Кафедральный собор, он же Храм; по-английски - The Cathedral), снято в 2002 году. Это лирическое повествование о поиске, о завершении поисков. Графика характерная - мульт выглядит роликом из комьютерной игры, хотя это не так.

Sztuka Spadania (в русском переводе - Искусство падения, оно же Искусство падших, оно же Падшее искусство, оно же Павшее искусство, оно же Упавшее искусство; по-английски - Fallen Art) - работа 2004 года. Юмор настолько чёрный, что и юмором сложно назвать. Хотя графические образы - сугубо комического вида, это яркие карикатуры на военных.

Надо отметить, просмотр не требует знания никакого другого языка, кроме языка мультипликации.
Мне нравится в этих произведениях графика и музыкальное оформление. Происходящие же события оставляют глухое чувство неудовлетворённости. Слишком многое остаётся недосказанным. Я поискал в интернете информацию - оказалось, что дополнительные сведения вроде бы и проясняют картину, но в то же время абсолютно бесполезны. Всё нужное показано в самих мульфильмах.

Как видно из огромного количества вариантов названий на русском языке, распространение этих мультов идёт спонтанно, неупорядочено, нецентрализовано. По-моему, это самое лучшее свидетельство народной любви и поклонения таланту.

Томаш Багиньский как аниматор не слишком плодовит. Кроме двух указанных выше мультов, у него есть ещё работа, сделанная в 1997-м, в студенческую пору:
Deszcz (в русском переводе - Дождь, в английском - Rain).

И насчёт ещё двух творений польской анимации я пока в подозрении: а не в соавторстве ли с Багиньским они созданы? Это
мульт 2001 года Гржегоржа Йонкайтиса (Grzegorz Jonkajtys) - Богомол (англоязычное название Mantis)
и
мульт 2003 года Марчина Васько (Marcin Wasko) - Отмена (он же - Вернуть как было; англоязычное название - Undo).
Их я не смотрел, основываюсь на путанной противоречивой информации из интернета.

Сейчас, насколько понимаю, Багиньский трудится над анимационными роликами для компьютерной игры "Ведьмак" по циклу произведений Анджея Сапковского.


В целом, несмотря на отрицательное отношение к полякам (генетическая память? пепел 1612 года стучит в моё сердце?), я обнаруживаю всё больше и больше образцов польской культуры, которые мне по душе. Это меня в некоторой степени удивляет, хотя и знаю, что гений и злодейство совместимы. Да и не все поляки злодеи. Наверно.